November 13th, 2007

смешная я

Зоя Космодемьянская.

Вспомнила – когда мы были чудовищно юны и бескомпромиссно бодры, - мы ездили веселиться на турбазы.
Да-да, на турбазы. Это такие пригородно-лесные заведения, чаще всего содержащие водоем, которые служили для того, чтобы юные и бодрые человеки напивались в ихних номерах по посинения, купались, танцевали, гуляли на лыжах, целовались, трахались и еще ходили в баню.
Турбаз вокруг моей родной Перми было много и некоторые из них были ухоженные, некоторые полузаброшенные, а некоторые просто странные.
Так вот в одном из таких заведений стояли бронзовые статуи почему то пионеров-героев. И комсомольцев героев тоже. Видимо начальство базы было идеологически подковано. А цветные металлы тогда еще не додумались тырить.
Вся эта идеология довольно дорого стоила одному из участников привычно организованной нами зимней попойки.
Ибо утром он проснулся в ледяной комнате под одеялом один-одинешенек, страшно замерзший и с окровавленными губами.
Впрочем в ледяной-то комнате проснулись все участники концессии, но под одеялами мы были попарно и нам потому было не так уж холодно. И губы у нас были теплые и нормальные. Разве что обсосанные за ночь, но это все же не так ужасно. Скорее наоборот.
А вот один и с окровавленными губами проснулся только тот самый, упомянутый мною вначале участник.
Мы конечно заохали и кинулись к нему со своими гигиеническими помадами фирмы «Заря» и «Дзинтарс», чтобы спасти человека и заодно выяснить, что за злодеяние произошло по отношению к нашему другу.
Выяснилось, что он один приехал сюда без пары и наблюдать за нами, беспрерывно целующимися, ему было довольно обидно.Сначала ему было обидно в комнате. Потом ему было обидно в лесу на лыжах. Потом ему было обидно на танцах. Потом ему стало уж совсем окончательно обидно в бане. И тогда он не выдержал и тоже пошел тоже целоваться. С Зоей Космодемьянской.
С бронзовой, разумеется.
И целовался он с ней взасос. По настоящему.
Ах да, я забыла упомянуть, что мороз был – градусов тридцать. А на таком морозе, как нам всем известно из детства, кожа прилипает к металлу.
Поэтому кожа с губ и языка осталась на Зое, а сам он, еле оторвавшись от бронзовой девушки, совсем уж в печали пошел без оной кожи спать в ледяную комнату.
Под одеяло он Зою взять не сумел, хотя мысли такие, с его слов, - были..
Сколько ж мы выпили тогда?
дохтур

(no subject)

Все помнят то время, когда в каждой семье не было компьютера. Когда игровая приставка "Денди" (она же NES) считалась роскошью для семьи. Когда мы все не знали, каково это - проводить сутки перед экраном монитора. Все помнят игру "казаки-разбойники", футбол на импровизированной площадке, наспех сооруженной из двух пар портфелей и крохотного пятачка ровной поверхности, жесткую и подчастую жестокую игру в "осла, козла и сторожа".

Каково было лазать по гаражным массивам, собирая никому не нужный хлам, среди которого иногда попадались такие жемчужины, как противогазы, из которых можно было вырезать резиновые жгуты для рогаток. А найденная бутылка ацетона с упоением сжигалась на костре, где из выброшенных автомобильных аккумуляторов плавился свинец для картечи, лянги и просто так, от нечего делать, ради интереса поглазеть на расплавленный металл.

А бесстрашные походы на заброшенный завод, где нужно было пробежаться на высоте шестого этажа по балке десяти метров длины и двадцати сантиметров ширины? Где каждая вылазка на цементохранилище сопровождалась отчаянным риском, а любая торчащая железка могла убить смельчака, рискнувшего спрыгнуть с шестиметровой высоты на маленький пятачок, вокруг которого торчали изломанные металлоконструкции.

Посмотрите на свои руки. Видите эти небольшие белые пятна? Помните, как из табачной бумаги сворачивался небольшой жгут, приклеивался слюной к руке и поджигался с торчащей стороны? Тогда настоящим геройством было вытерпеть жар уголька, пробиравшегося вдоль бумажного жгутка, выжигавшего кожу и оставлявшего на всю жизнь ожоги. Их еще называли тогда "терпелками".

Как же я хочу вернуться в детство. В наше детство. Когда не было игровых приставок, роликовых коньков и ларьков с кока-колой на каждом углу. Когда не было ночных клубов и все собирались на репетиции местной рок-группы, игравшей ДДТ и Чижа. Когда слово стоило дороже денег. Когда были мы.