October 25th, 2008

Флорид Буляков

ПЫРХ, ПЫРХ...

В давние советские времена было интересное племя чудиков-радиолюбителей. Из всякого подручного хлама, чуть ли не из самоваров и старых патефонов, они мастерили радиопередатчики, антенны, и под покровом ночи на короткой волне выходили в эфир. У них была своя сеть единомышленников, рассеянных по всему союзу. Они узнавали френдов по позывным, рассказывали друг другу о своих семьях, о своих городах, делились радостями и горестями, нередко помогали друг-другу, выручали, собирая всей сетью деньги на лекарства. Иногда по их вине сбивались с курса самолеты, иногда они единственные принимали сигналы бедствия с какого-нибудь застрявшего во льдах «Челюскина» и их имена становились известны всему миру. Но в большинстве своем они сидели в полутемных закутках своих хрущевок, цепляли наушники, и всю ночь тихо, чтобы не разбудить домочадцев, шептали в микрофоны: пырх, пырх… я ник, я ник, я ник… прием, прием… пырх, пырх….
Теперь у нас стоят на столах ноутбуки, но мы все те же чудики, сидим в своих каморках при приглушенном свете, и отправляем сигналы в темное пространство мира: пырх, пырх… я ник, я ник… пырх, пырх… кто-нибудь слышит меня… как слышимость, как слышимость… услышьте, услышьте меня... пырх, пырх…