August 15th, 2009

19 лет без Цоя.



Прелюдия:1988 год
- "Ты не мог бы посидеть с племянниками"? - муж сестры был вечно занят своими делами.В свои 14 лет я стал нянькой для детей сестры и,естественно,никакого удовольствия мне это не доставляло! - "Мне своих дел хватает" - я как раз гулять собирался и во дворе ждали закадычные дружки. - "Я дам тебе плейер послушать"! - муж сестры пошёл на хитрость - "у меня кассета есть с записью группы Кино,там такая песня классная - "Группа Крови на рукаве",Виктор Цой поёт! Я понятия не имел кто такой Виктор Цой,но плейер послушать очень хотелось! У меня не было магнитофона,зато были кассеты с записью моих любимых Скорпионс"! Правда сначала я всё таки решил послушать о чём поёт таинственный Цой.Поставил кассету,включил.И замер.Моя жизнь изменилась резко и бесповоротно.
Кассету я буквально затёр до дыр.Когда в плейере садились батарейки,тут же ставил новые.И снова впадал в транс при звуках ЕГО голоса.Вот так Цой вошёл в мою жизнь,стал неотъемлемой частью меня самого.
В 1989 году вышел альбом "Звезда по имени Солнце" Я к тому времени обзавёлся кассетным магнитофоном и первые мои кассеты были естественно с записями группы Кино!Когда по радио звучал ЕГО голос,я мчался к приёмнику с магнитофоном в руках,что бы записать окончание песни.А в кинотеатрах крутили фильм "Игла",на который приходило очень много людей.Я сам бегал на "Иглу" раз наверно 15-20.Цой стал моим богом,моим Гуру,я готов был драться за него со всеми!
Летом 1990 я собирался на работу,когда позвонила подруга и сказала,что ОН разбился на мотоцикле.Поскольку подруга Цоя не любила,я ей не поверил.Но в душе стало тревожно.В газетах ничего не было и я поначалу успокоился,пока "Вечёрка" не напечатала несколько строчек.Это был удар страшной силы,это было крушение всех надежд! И я,впервые в жизни,ступил за порог своего дома,что бы уехать туда где был ЕГО дом.С 20 рублями в кармане,в половину первого ночи, я оказался на Ленинградском вокзале.
Волею случая,ехать мне довелось в компании незнакомого мне парня,с которым у нас оказались общие знакомые.Парня звали Романом,он был панком-пацифистом и слушал Гражданскую Оборону(в то время мне неизвестную).Роман оказался очень интересным попутчиком и вечно придумывал всякие смешные хохмы,пока мы тряслись в вонючем плацкартном вагоне до Питера.
Питер встретил нас холодной сырой погодой,вывеской "Город-герой Ленинград" и полным отсутствием в ларьках сигарет.Пачку Космоса мы брали у спекулянтов за десятку.В справочном нам подсказали адрес Ленинградского Рок-клуба - это оказалось недалеко от вокзала,на Рубинштейна 13. В маленьком,тесном дворике колыхалась толпа поклонников Виктора,приехавшая как и мы попрощаться с ним.На оштукатуренной стене был нарисован углем его портрет,стена была оклеена плакатами и фотографиями,на асфальте горели свечи и лежали живые цветы.Некие люди в повязках следили за порядком,от них мы и узнали,что гроб привезут в Питер вечером и место похорон пока неизвестно.Так в неизвестности нам пришлось проторчать часа два,пока кто-то не предложил идти возложить цветы к знаменитой кочегарке(она же Камчатка)где работал Цой.Вся огромная толпа устремилась вдоль Невского организованной колонной.Следом ехал жёлтый ментовский "козлик".Через километр "козлик" заглох под свист и подначки. Дальше мы шли без него.
Вечером выяснилось,что похороны будут на следующий день,в воскресенье.Выяснилось и место похорон - Богословское кладбище.Как оказалось,туда довольно долго надо ехать на 38 троллейбусе(маршрут 1990 года!).Ждали его с полчаса,затем несчастный троллейбус был атакован нехилой толпой желающих на нём уехать.Водитель выскочил из кабины и стал сгонять народ с крыши!Кое как втиснулись в салон,поехали.Ехали ещё полчаса.У кладбища народу было уже полно,горели костры,а ограду по периметру оцепляла милиция.Так у костров,спасаясь от дикого холода мы и скоротали ночь.
Автобусы приехали днём.Помимо родственников приехали друзья Виктора,музыканты из группы Кино и других,журналисты,телевизионщики и киношники.Менты "держали" нас,не давая прорваться.Мы их уже готовы были снести,когда дали команду "Пускать"! Вся огромная толпа ломанулась по могилам в ту сторону!Спасибо распорядителям - им удалось навести порядок и организовать колонну!Люди шли и возлагали цветы на свежий холмик на котором лежали венки,стояла большая цветная фотография и было написано - ЦОЙ ВИКТОР РОБЕРТОВИЧ 1962-1990гг.
Тем же вечером мы с Романом уехали в Москву.Трясясь на жёстких дермантиновых сиденьях,мы сочиняли "хохмы" и рассказывали их друг другу.В дальнейшем мы с Ромычем стали закадычными друзьями.Я даже жил у него в доме некоторое время,пока меня искали "зелёные человечки" ! Но это уже совсем другая история!

поиск двойников

помнится так в 87-88 (4 класс) в школе была "эпидемия". мальчики и девочки обсуждали, что видели в городе двойников своих одноклассников. и после уроков, особенно во вторую смену, мы бродили группками по улочкам (особенно частного сектора) и искали этих двойников. что-то в этом было завораживающее, объединяющее, позволяющее побыть вместе со своими симпатиями.
у вас такое было?
коктебель

МОИ НАМЕДНИ. Смерть Цоя.

Когда погиб Цой, мне было 15 лет.
Мне кажется, это было мое предпоследнее лето на даче, которую я так в то время ненавидела. Каждый год, начиная с моих одиннадцати лет меня и брата отвозили на дачу, к родителям моего отчима. Брат был младше меня на девять лет и мне нужно было читать ему сказки, возиться с ним, гулять. Он был очень славный ребенок, но мне хотелось свободы. Поэтому дачное лето было для меня настоящей каторгой. Почти всегда, кроме выходных, когда приезжала мама и недели в конце лета, когда в отпуск приезжала тетя Лена, а родители отчима уезжали в Москву передохнуть и «обмыться-постираться». И вот тогда наступало прекрасное время. По-настоящему дачное, во всем совеем великолепии. Днем я таскалась с друзьями, потому что Лена сама с удовольствием возилась с моим братишкой, предоставляя мне свободу действий. А по вечерам, когда уже смеркалось, мы гуляли по нашему дачному поселку, с довоенными еще, огромными участками, рассматривали дома и разговаривали. Почти обо всем на свете. С Леной было интересно все - гулять, разговаривать, играть в лото или домино. С ней было спокойно. И что самое главное и ценное – она не запрещала мне слушать музыку.
Однажды вечером, как обычно после ужина, мы втроем ( я Лена и брат) сидели за столом. У нас на террасе стоял большой круглый стол. Лампа над столом горела неравномерно, напряжение как всегда скакало. В углу тихонько трещал телевизор, потому что несмотря ни на какие антенны он плохо показывал. Но нам до этого не было никакого дела, мы играли в домино или в карты. Обычный наш дачно-вечерний досуг. Сейчас уже достоверно не помню, как все произошло. Наверное, в новостях сказали, что погиб Цой. Помню только чувство оцепенения и первую горечь утраты. Настоящей утраты. Сейчас это кажется наивным, но тогда было именно так. Я думаю, что я заплакала. Тетя Лена как могла, утешала меня и даже немного посидела со мной и послушала Цоя. Всю ночь после этого я лежала на кровати в тихой маленькой комнате, в которой мы спали с братом и слушала по кругу и до бесконечности те две кассеты, которые у меня были с собой. Слушала и плакала. Мне было очень грустно в то время.
Не помню, как быстро после этого я приехала в Москву. Надо отдать должное моим родным – они как-то правильно восприняли мою тоску и печаль. Я купила себе значок, оделась во все черное, это казалось мне правильным и уместным. И так я продолжалось несколько дней, пока я встречалась со своими друзьями, с которыми мы вели бесконечные разговоры о том, что Вити Цоя больше нет, слушали и слушали кассеты, пели, курили и иногда плакали.
А потом я узнала, что где-то в центре продают его последний альбом и мы поехали с Машкой за ним. Нам дали кассету, плакат и значок. Я слушала альбом около недели и излечилась от своей печали. Кажется, что навсегда.