October 26th, 2009

Не разлучайтесь с любимыми

Я в СССР, до того, как он перестал существовать, прожил не так много - всего 9 лет. Самое теплое детское воспоминание: каждое лето из года в год мы вчетвером - я со старшей сестрой и родителями - отправлялись в речной круиз до Астрахани, Волгограда или Ростова. 2 путевки родителям на работе выдавали бесплатно, другие 2 мы покупали за полную стоимость. И вот однажды, лет в 5, во время стоянки в Волгограде, повез меня папа в очередной раз обозревать военную технику времен Великой отечественной. Мы настолько загулялись, что опоздали к отправлению теплохода, который отчалил без нас. Мама потом долгие годы описывала картину, как они с сестрой в состоянии шока стояли на палубе, медленно удаляясь от города, и наблюдали высокую фигуру отца, в панике скачущего со мной на плечах по причалу. Зрелище трагикомичное. К счастью, по роду своей деятельности он был непосредственно связан с речным флотом и продемонстрированные им корочки совершили чудо, материализовавшееся в виде катера-современника тех самых танков и "катюш", которыми мы с упоением любовались буквально пару часов назад. Это ископаемое 30-х годов постройки, ужасно чадя, "с ветерком" доставило нас в объятия наших родных. Помню толпы пассажиров, которые с верхних палуб с умилением и интересом наблюдали за операцией передачи нас с одного борта на другой и за моментом воссоединения счастливого семейства. Момент вставления отцу люлей оказался скрытым от посторонних глаз дверями нашей каюты. Мы с сестрой предварительно были отправлены гулять по палубе…

Детский межнациональный конфликт в ГДР

Тут, на днях, вспоминали свое детское пребывание в ГДР, и, прежде всего, немецкие чудесные игрушки. В ГДР вообще было много всего забавного, запоминающегося, впечатляющего (как минимум, для ребятишек), но не все было так безоблачно.
Однажды я получила по лбу от немецкого мальчика, и это было самым шокирующим событием моего раннего детства (мне было 5 лет). А дело было так.
Наш дом, где жили семейные офицеры, стоял на улице в окружении немецких домов. По улицам, соответственно, ходили в основном местные. Кстати мы, дети,  лазали совершенно свободно и спокойно по всему городу. Но наш дом с садиком, как и территория военной  части вообще,  был в моем понимании,  уже "нашей" , советской территорией. И вот, однажды, сидя на заборе, который отделял дом с садом от улицы, я стала дразнить проходящего мимо немецкого мальчика. Я , конечно, была уверена в своей безнаказанности, иначе дразниться бы не стала. А он взял да и зашел без всяких колебаний в нашу (советскую!) калитку на нашу (советскую!) территорию и дал мне (советской девочке!!!) здоровенный щелбан. И спокойно ушел. Сказать, что у меня был шок - не сказать почти ничего.Да, было и больно, и обидно, и унизительно - но главным было потрясение, что немецкий мальчик мог так поступить с советской девочкой.
С тех пор меня стал очень беспокоить вопрос, а что вообще происходит у маленьких детей в головах, как они воспринимают и объясняют себе окружающий мир, что они улавливают из объяснений взрослых, а что додумывают и интерпретируют сами. В частности, этот вопрос стал меня особенно мучить вчера, когда мой четырехлетний сын потребовал у меня меня в 15-й раз поставить песню "Черный бумер". В конце он сказал - мама, какие несчастные люди,  нет у них черного бумера...