November 19th, 2010

кириллов
  • katias

Учебники, дневники, елочные игрушки и одна жизнь.

Взяла и записала вдруг историю, о которой давно думала. Илллюстрации - авторские, бишь мои.



Жизнь и смерть Коли Нечаева.

Соскребаю ногтем застарелую чердачную пыль и читаю корявую надпись: «…ученика 7-го «А» класса восьмилетней школы поселка Максатиха Нечаева Николая». С дневника улыбаются мне три облупившихся поросенка со старой переводилки.

Нечаев Николай... Когда мы впервые вошли в наш дом, - споткнулись о пустые бутылки. Из-под спирта «Рояль». Есть ли статистика, сколько сорокалетних мужиков померло от этого спирта в начале девяностых? Тара валялась везде – на веранде, в кладовке, в комнатах и даже в сортире, вокруг очка. Мы на свалку носили их в холщовых мешках из-под картошки. Даже сейчас, а ведь двенадцать лет прошло, – до сих пор они встречаются нам то на скотном дворе, то в сарае через дорогу.

Collapse )

Витязь на распутье

Несмотря на мрачноватый характер знакомой с детства картины Васнецова, есть в ней что-то родное и близкое русской душе. Причем, мне кажется, это чувство только усиливается с годами.  Краски, пейзаж, доспехи воина, его шлем, сама идея картины – все это вызывает какие-то тревожно-щемящие чувства и, вместе с тем, все это очень знакомо и дорого