July 12th, 2011

После велопрогулки.

Дети, сказки, мода...

  • В кинофильме «Старая-старая сказка» есть примечательный момент, созданный, впрочем не для детей, а для взрослых. Вернее так - взрослыми, чтобы самим посмеяться. Там Принцесса отрывает часть подола своей пышной юбки и на сетования Короля отвечает: «Теперь так носят!» Если учитывать год выпуска - 1968-й, то действительно - тогда именно так и носили. Это была эпоха мини. Причём, Принцесса полагает, что через год будут носить ещё короче. Вся же эстетика «Старой-старой сказки» базируется на общесказочно-фантазийном бидермайере, который использовали, когда хотели показать Европу («Три толстяка», например). Но Zeitgeist попутал. Не смогли пройти мимо эстетики мини. Вообще, в кино-сказках часто используется «своеобразие текущего момента», причём не только на уровне модных кодов эпохи. Например, в первой экранизации «Золотого ключика» (1939) персонажи, в конечном итоге, отправляются...вместе с советскими полярниками в страну, где «все дети учатся в школах и славно живут старики».



    Но мы сегодня поговорим о моде в сказках и мультиках. Вот, например, всеми любимый советский мультфильм «Ну, погоди!» Носителем кутюра тут является Волк, неизменно появляющийся в брюках-клёш, в цветной и яркой рубахе и в широком галстуке (как вариант - жёлтый жейный платок). Он носит длинные волосы, как модники 1970-х и вообще полноценно воплощает тип отрицательного героя. В начале-середине 1970-х общество в лице ВУЗовских комсоргов, дружинников и даже - милиции активно боролось с так называемыми «волосатиками». Разумеется, их никто не унижал, как стиляг, но, тем не менее, длинные волосы и модный прикид могли стать «дополнительным доводом». Часто в дидактических милицейских хрониках, подаваемых под рубрикой «Они мешают нам жить!», показывали волосатых парней в клешах, которых поймали за совершением противоправного деяния. Зритель ставил себе знак тождества между модностью и преступностью. Вот и наш Волк постоянно что-то такое совершает.

    Collapse )
  • nux

    Подстаканник. 1940-е

    Я никогда не видел своего деда, в честь которого меня назвали Михаилом. От него осталось несколько писем, две тетрадки (личный дневник и цитаты из книг), огромная чашка с надписью "ДнепроГЭС" и бронзовый подстаканник.

    440.83 КБ
    Collapse )