May 15th, 2012

Чилийский

Миры Александра Волкова

Тут в связи с инаугурацией сами-знаете-кого посколняли Урфина Джюса...

Но речь, в большей степени не о нем.
Collapse )

ИМХО, основной посыл сказки то, что ничего не дается просто так - нужно доказать, заслужить упорным трудом, открыть в себе скрытые резервы, которые мы, к сожалению, только процентов на 30 используем.
котэ
  • chelya

Про минуту славы...

В свои отроческие и ранние юношеские годы, когда деревья, которые мы в первом классе сажали около школы (ну, сажали, конечно,  дети постарше, но мы тоже присутствовали на этих субботниках), были еще маленькими, мое будущее рисовалось мне совсем не таким, каким оно стало. Тогда я мечтал стать рок-звездой, как и все 13-17 летние отроки. Ну, возможно, не все, ибо это были «лихие девяностые», и многие мои сверстники мечтали стать бандитами (кроме шуток, кстати). Но конкретно я и ряд моих одноклассников мечтали стать музыкантами. Причем именно рок-звездой.

Соответственно, стремясь сделать мечту явью, я участвовал в составе разных групп в разных амплуа. Преимущественно играя на басу. Не просто на басу, а на легендарном «Урале», который мне «подарила» бабушка. Точнее она, наблюдая за развивающимися в стране процессами и стремительным обесцениванием ее сбережений, отдала сэкономленные на «черный день» деньги моим родителям, чтобы те купили мне костюм. А я, в свою очередь, уломал их найти этим деньгам более ценное применение и купить мне бас-гитару. «Урал», да.

Несколько лет наши с друзьями музыкальные эксперименты не выходили за пределы собраться у кого-нибудь дома и «поиграть». Играть никто не умел вообще никак, поэтому долгое время, лет до 15, группа наша, которую назвали в соответствии с веяниями времени и песней Звуков Му – «Сталин на огороде», дальше импровизированных выступлений «на скамеечке у подъезда» не продвинулась. Хотя с десяток песен на трех-четырех «блатных» аккордах придумать мы сумели.

И только по мере приближения к выпускным классам, группа, сменив название на «Чёрный потолок» (да, вот такая извращённая фантазия), мы начали постепенно выбираться из неизвестности в локальный андерграунд. Как настоящие рокеры, мы выбрали себе псевдонимы. Чтобы враги не догадались. Ударник назвал себе Рубильником. Один гитарист самоназвался Гиви, второй – Дедом. Я взял себе не менее звучный псевдоним – Махмуд (в честь Махмуда – поджигателя из «Белого солнца пустыни», потому что у меня всегда была с собой зажигалка, в отличие от партнеров по группе, которые были таким же курильщиками, как и я в то время, но предпочитали не носить с собой легковоспламеняющихся предметов). Хотя при общении мы звали друг друга, как привыкли – по именам. Здесь я буду называть людей именно по этим неуклюжим псевдонимам, поскольку,  не все они, возможно, будут в восторге прочитать эту историю.

Выступление группы «Чёрный потолок», о котором пойдет речь, состоялось в начале марта 1995 года. Более точную дату, я, к сожалению, назвать затрудняюсь, но это что-то близкое к восьмому марта. Выступали мы в качестве «разогрева» к школьной дискотеке. Дискотеки обычно проводились в школе, будучи приуроченными к какому-то празднику. И я точно помню, что в те дни Москва (да и вся страна, наверное) гудела после убийства Листьева (1 марта 1995 г.), т.е. скорее всего речь идет о дискотеке в честь международного женского дня 1995 года.

К тому моменту мы уже достаточно далеко ушли в плане мастерства от эпохи «Сталина на огороде», хотя, конечно, до вменяемого мастерства, позволяющего рассчитывать на более или менее активную концертную и прочую деятельность, нам было ой как далеко. Забегая вперед, отмечу, что я на этом выступлении сыграл не то чтобы очень плохо, а совершенно отвратительно и заканчивал выступление будучи отлученным от святой церкви отключенным от усилителя, дабы мой «Урал» не мешал своим звучанием остальной группе.

Collapse )