January 14th, 2013

Очереди в СССР

Оригинал взят у skif_tag в Очереди в СССР
Вероятно, очереди были всегда. Сколько лет существует человечество, столько существует и очередь. За куском зажаренного мамонта, к роднику на водопое. Кто сильнее - впереди, кто слабее - сзади.

Но, только в советское время очередь превратилась в ОЧЕРЕДЬ. В совершенно особый феномен, со своими неписанными законами, со своей терминологией, представлением о хорошем и дурном...

Поговорим об очереди без злорадства. Ведь это было не просто частью нашей жизни, но и, несомненно, наложило отпечаток на самую суть человека-очередника, стало частью генотипа.

1338253862_001_27950_de3333gy_000

Вероятно, культура советской очереди стала складываться в 30-е годы, когда с одной стороны появилось что то, за чем можно было стоять, но с другой стороны, этого чего-то катастрофически не хватало...

Collapse )

"Прощанье было скомканным и вот они с котомками..."

В 70-е годы наши детские глаза постоянно натыкались на непонятные определения "антисемитизм", "сионизм". Газеты того периода были сплошь и рядом напичканы этими словами, да и карикатуры на тему Голанских высот, Западного берега реки Иордан появлялись на разворотах газет и страницах журналов. Но что они значили для нас, неокрепших физически и неподготовленных морально? Все мы были одинаковы, национальность имела для нас такое же значение, как и начинка в бабушкиных пирожках – съедалось все….
…Было у нас в ту пору своеобразное развлечение - мы любили ходить на старое еврейское кладбище, накупив пончиков в соседней кулинарии. Туда первый раз мы попали случайно, а потом это стало нашим тайным местом, если мы прогуливали уроки. Но один раз с нами пошел туда и Володя Александров, или Слон. Мы ходили между могил, проглатывая пышную сдобу, присыпанную сахарной пудрой и хохотали над фамилиями и именами, которые были выбиты на известковых памятниках. Только Вовка ходил серьезный и не разделял нашу веселость. И вот возле одной из могил он остановился в задумчивости и никак не реагировал на наш зов. Когда мы подошли к нему, то он кивнул на ближайшую могильную плиту, на которой была написана настоящая еврейская фамилия, и тихо произнес:
- А вот здесь похоронен мой прадед…
- Как прадед? Ты что, еврей? – не было пределу нашему удивлению.
- Да, еврей. А разве это имеет какое-то значение? Или вы теперь со мной водиться не будете?
Конечно мы стали сразу же заверять его в том, что он никогда не перестанет быть нашим другом. Еще бы! Вовка учился в художественной школе и рисовал так, что у нас при виде его рисунков просто дух захватывало. А кто лучше его мог подсадить наши тщедушные тельца, когда нам надо было куда-нибудь залезть? А помочь с деньгами, если вдруг было надо? А решить математику, в которой он шурупил лучше других? А вкуснейший "хворост", который делала его мама, непонятно почему называвшая сына Вава?…
А потом были выезды на незнакомое для нас ПМЖ. Все второпях, за бесценок продавая весь свой скарб и квартиры.
Только до сих пор не могу понять, зачем это было надо – изменять фамилии и имена. В нашем городе было много еврейских семей и вот измененные  фамилии встречались довольно-таки часто. И до сих пор еще менее объяснимо решение покинуть навсегда ту страну в поисках новой Родины. Хотя старый управдом Семен Берсон, который прошел войну, был награжден множеством наград и не думал о чем-либо подобном, повторяя постоянно, что евреем он родился, прожил и евреем умрет. И умрет здесь…