Василич (moisey_vasili4) wrote in 76_82,
Василич
moisey_vasili4
76_82

Вслух

    У меня очень мало ярких, четких и продолжительных детских воспоминаний. В основном, какие-то обрывки и недомолвки. Причем, совершенно ничего не значащие, и не несущие никакого смысла. Например, я помню, как ударился головой о сервант, или как при сидящих на лавочке перед подъездом старушках, шалости для, довольно громко шепнул другу на ухо слово «Х..». Или…Ну вот скажите, зачем они мне? Ну, слово «Х..» еще куда ни шло! А сервант?!…    

Но кое-что осталось.

    Я рос очень начитанным ребенком. Вернее не начитанным, а начитываемым. Начитывали меня все – от мамы и бабушки, до родительских друзей. Даже пожилая соседка бабушка Соня, очень часто исполнявшая роль няньки, как только я попадал ей в руки норовила мне почитать какого-нибудь Бианки.
    А я и рад был. Мне было совершенно не важно, кто мне читает. Да и, в принципе, что читают, меня тоже мало интересовало. Хотя нет, были любимые книги (сейчас модно говорить авторы, но я считаю, что это не честно по отношению к книге как таковой). Я обожал «Денискины рассказы», «Старика Хаттабыча», «Волшебника изумрудного города», ну и, куда ж без него то советскому ребенку, «Незнайку», причем во всех его ипостасях – от Солнечного города до Луны.
    Со временем я настолько пристрастился к такому паразитивному «чтению», что стал раздражать окружающих. Я перестал играться игрушками, которых в дефицитные времена перестройки имел предостаточно. Благо отец постоянно привозил из командировок очередное гуманно-развивающее изобретение made in «Детский мир». Меня  невозможно было завлечь на кухню лепить пельмени, вареники и прочее тесто с начинкой. К слову, раньше это было моим излюбленным занятием. Я перестал ходить в гости к соседу-погодку, с которым до этого был неразлучен настолько, что родители даже начали волноваться, как бы сынишка каким-то не таким не вырос. Дошло до того, что я даже есть начал исключительно под звуки чьего-то читающего голоса.

    .

    Жизнь в доме становилась невыносимой. В ход шел ремень и все углы многокомнатной квартиры. Помню, даже в ванной стоял. Чтобы хоть как-то обезопасить гостей, жителей подъезда и самих себя от назойливого шкета с книжкой под мышкой, родители начали учить меня читать лет в пять. Не помогло. Читать-то я с горем пополам выучился, но видать настолько обленился, что воспринимал любую информацию исключительно на слух.

    Долго это продолжаться не могло…

    Так вот. Одно из воспоминаний которое плотно и навсегда осело в моей памяти, касается того дня, когда мне перестали читать вслух. Раз и навсегда. В этот день родился мой младший брат Сашка.
    Я помню, что засыпал с мамой. Отец был в командировке. Мне читали просто «Незнайку». Без Луны. Мама была на девятом месяце. Проснулся я уже без мамы. Ее увезла скорая. Роды начались пока я спал.
    ядом с кроватью сидела та самая бабушка Соня и сжимала в руках недочитанного мамой «Незнайку». По всей видимости, ее разбудили среди ночи и попросили «присмотреть».
    До вечера «Незнайка» был дочитан.
    Все остальные книги я уже читал сам. Потому что в доме, который я считал полностью своим, в доме, где все живое любило и существовало только меня, появился еще один маленький человек, который нагло узурпировал всех Лагиных, Волковых и Носовых.
    Нет, ему не читали книги вслух. Зачем ему несмышленышу книги, да еще и вслух? В силу возраста, он бы просто не понял и не смог оценить всей той драматургии, которая крылась в неполноценности существования Страшилы и Железного Дровосека… В его маленьком мире еще не нужен был Волька, с его подростковыми проблемами, и старик Хаттабыч, который эти проблемы пытался решить, руководствуясь законами Хаммурапи… Куда ему оценить весь тот юмор и нелепость, которые скрывал Король Дроздобород в своей фамилии..

    А вот я бы смог…
    Если бы только кто-то мне их почитал…
    Но весь тот объем внимания, который раньше тратился на меня, уже мне не принадлежал. У меня появился брат.
    Как назло, буквально через неделю после рождения Сашки, бабушка Соня, на которую я возлагал последние литературные надежды, переехала в Россию. К детям. Доживать.

    Вот так я остался один на один с огромным миром литературы.
    Прощай Элли и Тотошка…
    Здравствуй, Том Соер и Робинзон Крузо.

    А когда ты понял, что буквы можно читать?
Subscribe

  • Вторые после видеосалонов

    Кабельщики или пираты конца ХХ века, Крутой Уокер в каждую квартиру. У нас в городе было несколько кабельных операторов, все они в трех микрорайонах…

  • Лобзиком, лобзиком пили!

    Понятно, что фотография постановочная, но девочка даже напильник в руках умеет держать, ну почти, а лобзика не нашлось.

  • Меломан

    Техника что надо.

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Вторые после видеосалонов

    Кабельщики или пираты конца ХХ века, Крутой Уокер в каждую квартиру. У нас в городе было несколько кабельных операторов, все они в трех микрорайонах…

  • Лобзиком, лобзиком пили!

    Понятно, что фотография постановочная, но девочка даже напильник в руках умеет держать, ну почти, а лобзика не нашлось.

  • Меломан

    Техника что надо.