SJ (sj_hayworth) wrote in 76_82,
SJ
sj_hayworth
76_82

Воскресная школа

В самом начале 90-х годов, вместе с крушением Советского союза, таинственный маятник, несколькими десятилетиями назад замерший в одной из крайних точек своей амплитуды, той, что можно условно обозначить как «атеизм государственный обыкновенный» с необоримой силой рванул в противоположную сторону. Во всяком случае, так мне видится, и если мои выкладки верны, то дойдя до противоположного экстремума государственного суперправославия, или уже и не знаю, как его назовут тогда, маятник снова начнет скольжение в область, где религиозные нормы не могут диктовать нормы общественные. Надеюсь, что где-то там он и остановится, почти не сомневаюсь. Вот только когда?

Это сейчас, глядя назад, я предаюсь подобным размышлениям. Тогда, в 90-х, находясь посереди потока, влекомого бегом маятника, я воспринимала как должное то, как быстро находятся деньги на восстановление церквей, как начинают вдруг появляться на экранах господа в темных облачениях с огромными накладными крестами поверх, как на прилавках книжных магазинов одна за одной появляются книги, витиевато оформленные в славянском духе. Ох, сколько же книг тогда выпускали :-), каких! Но думаю, перестроечные книги – тема отдельного большого поста, а я пока о другом.

Я родилась в самой что ни на есть правильной советской семье. Папа – инженер, мама – программист, оба – мол.специалисты на оборонке, квартира после 5 лет жизни в общежитии, мебель из шпона, дефицитный, кажется польский, сервиз в шкафу – для украшения (не помню, что бы его доставали даже по праздникам). На религиозные темы в семье было наложено что-то вроде табу, однако, «по умолчанию» предполагалось, что каждый может верить во что ему угодно, но дело это его личное, на публику не выносимое. Круг, в котором вращались родители ( ну и оборотец вышел, но как сказать по другому? :-) ) сослуживцы, университетские приятели, придерживались все той же модели – темы веры в их разговорах не возникало. Во всяком случае, в тех, что я слышала – а маленькие дети слышат больше, чем полагают их родители :-).

Первым «суперверующим», которого я встретила, оказалась моя преподавательница по фортепиано в музыкальной школе. Что бы и без того не растягивать получившийся пост, я не буду подробно останавливаться на ее характере и внешности, скажу лишь, что при церквях часто можно встретить таких дам, серьезных, строгих дам в толстых очках, длинных юбках, с гладко причесанными волосами, спрятанными под платок. Помимо своей преподавательской деятельности в музыкальной школе, она была певчей в одном из храмов на окраине города. При этом же храме в конце-концов была открыта воскресная школа.

Однажды в здании музыкальной школы прорвало канализацию, и преподавательница, что бы не терять урок, предложила провести его в помещении воскресной школы. Странное это было место, ух! На первом этаже, где солнце едва пробивалось сквозь грязные стекла, как на новый год пахло хвоей (по соседству находилась мастерская по изготовлению ритуальных принадлежностей). На втором располагались классы – три комнаты, заставленные школьными партами. Сквозь новенькую темно-коричневую краску проступали до боли знакомые «Гришка- козел», контуры танка с пятиконечной звездой на боку и мертвый фашист в каске. Церковные иерархи строго смотрели со стен. Рамки для изображений были позаимствованы у прежних хозяев – раньше в здании располагались кружки и секции; оставшиеся без обрамления портреты Маркса, Ленина и Брежнева, как наказанные школьники стояли в углу, сгорбившись картонными спинами. Ярко-алый стяг с золоченым кистями тоже никто не осмелился убрать – он так и висел в самом конце коридора, там, где наверное, когда-то располагался ленинский уголок.

Даже у меня, восьмилетней, это место вызывало ощущение какого-то странного совмещения эпох. Боюсь показаться претензециозной, но, наверное, что-то похожее витало в воздухе в 20-е годы прошлого века, когда напротив, храмы приспосабливали под склады и клубы.
В тот день преподавательница, против своей обыкновенной суровости, была очень ласкова со мной. Вместо занятий музыкой мы обошли здание сверху донизу, посмотрели книги, послушали трескучую магнитофонную запись какого-то хора. А под конец, дама, поправив очки, сладчайшим голосом спросила меня, не хочу ли я присоединиться к хорошим деткам, посещающим воскресную школу?

Конечно я отказалась. Как же можно тратить замечательные воскресные дни на учебу? :-).


Правда, потом я еще несколько раз побывала в этом учреждении. Самая большая любовь моей жизни (тм) учился там, и в перерывах между занятиями мы целовались под пахнущей хвоей лестницей и бегали наперегонки по двору. А когда мне исполнилось десять, начальство заведения попросило меня написать для них рождественскую пьесу в стихах. Что из этого вышло …– но это совсем-совсем другая история.

Subscribe

  • День птиц

    Хотя кажется уже поздновато для скворечников.

  • Чудесный гранат

    Алжирские народные сказки. Для младшего возраста. Издательство "Детская литература" 1984 год, тираж 1 000 000 экземпляров, цена 10 копеек. Художник…

  • Колхозные не панки

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments