Барба (barbacyca) wrote in 76_82,
Барба
barbacyca
76_82

Categories:

Про веру

Хочу сразу сказать, что я не стремлюсь здесь сейчас никого обидеть или пускаться в дебри того предмета, в котором я, можно сказать, ничегошеньки не смыслю. А если чего-то и смыслю, то моё осмысление отличается от общепринятого и присущего 30-летнему человеку.
Речь пойдёт о вере.
Или о неверии, кому как.

Все мы родом и всё в нас родом из детства. А детство моё было как у того пионера из "Я шагаю по Москве": "Старушка в церковь пошла" - "Идём покажешь" - "В церковь не пойду!" - "Он атеист" - "Да, я атеист". И потом ещё герой Михалкова хорошо так с батюшкой здоровался...

Мои родители очень любили заходить в церковь. И заходили мы туда как в музей: рассматривали иконы, как картины в музее, позолоту, кадила, священослужители восприимались мной как работники того же музея. Потому что мои родители тоже были атеистами. Потому что до поры до времени и бабушки мои были атеистами. Я, помню, очень удивилась, когда первый раз увидела у бабушки иконку за стеклом в серванте. Мне было 25, бабушке 78.
Я не знаю, хорошо ли это или плохо. Никто не кидался в нас тухлыми яйцами и не сажал нас в тюрьму, когда мы выходили из церкви. Значит, это было хорошо. Но об этом нигде никто никогда не говорил, значит это, всё-таки, немножечко плохо. Хорошо красить яйца весной, печь куличи и весь воскресный день сражаться ими с друзьями. А ещё смешно так говорить на приветствие в тот день "воистину воскресе".
Помнится мне, первый раз я поняла, что Рождество это праздник, когда увидела фильм "Вечера на хуторе близ Диканьки". Но мне никто не объяснял почему это праздник, чего празднуем-то. Рождество. Рождество было просто названием. Как Первомай.
Мы каждый год ездили в Троице-Сергиеву Лавру, что в Загорске. Пардон, Сергиевом Посаде. Родственники жили в Переславле-Залесском, что в 60 км от Загорска и каждый год, в порядке культурной программы - Плещеево озеро, ботик Петра Первого - мы на день уезжали в Загорск.
Я не любила эти поездки. Мне было страшно. Меня отпугивал полумрак церквей, люди в чёрных одеждах, странный запах - запах елея - который, как потом я читала в книгах, должен был умиротворять.
Да, было красиво, было убранство, было торжественно, были колокольни и голубые купола со звёздами. Но с раннего детства завидев попа в рясе, я начинала его бояться сразу же.
Потому что никто ничего не рассказывал. Поэтому же я не очень любили ходить в гости к своей прабабушке, у которой иконки и крестики заполняли все пространство комнаты.
Мы боимся, когда мы не понимаем. Я так же боялась химию, потому что в химии ни бум-бум.
А потом папа купил мне "Детскую библию".
Этой книгой в синей обложке в конце восьмидесятых были завалены развалы в Сочи. Стоила она 100 рублей, приличные по тем временам деньги, и была очень тяжелая. И очень красивая: с глянцевыми страницами, красочными иллюстрациями и почти что совсем понятным текстом.
Сначала я рассматривала картинки, потом читала текст.
Всё практически было понятно. Но если было и непонятно, то я своим детским умом поняла, что, в принципе, спрашивать-то не у кого: мама-папа не помогут, друзья засмеют, а в нашем военном городке церковь построиили только в 95 году.
Всё что я знаю сейчас, я знаю из этой книги.
Я знаю, что надо креститься, когда заходишь в церковь, и я это делаю, но мне стыдно. Я знаю, что ребёнка надо покрестить и мы покрестили. Причём, если, я помню, при крещении детей моих знакомых, они рассказывали о каких-то действиях, которые они делали до крещения своего ребёнка - пост, там, молитвы, исповедь - то мы заплатили в кассу 200 рублей, купили крестильный набор в магазине "Кроха" и крестик. Окрестили нас в день обращения. Причём, мы с мамой одни были в юбках. Все остальные, крестившие в этот же день своих детей, были в брюках и брали напрокат косынки в церковном ларьке.
Я помню, как папа называл маму "нехристовкой", потому что она была некрещёная и мы покрестили её сами в 1988 году в Сочи, в храме недалеко от "Фестивального". Часто на пляже я слышала звон колоколов из этого храма - по ним я определяла временя. Кещение мамы заняло весьдень, потому что много таких было, желающих окреститься на курорте в шлёпках и пляжных шортах.
Уже будучи в зрелом возрасте, я попала на пасхальную службу в один из храмов Москвы в райне Чистопрудного. Мы большой компанией таких же молодых балбесов стояли и смотрели на праздничную толпу, пришедшую в церковь нарядными, с букетами цветов, корзинами яиц и куличей. Среди них была молодёжь, дети, люди в возрасте. Они заполняли храм и стояли в духоте, в храм уже было не попасть от огромного количества верующих, люди стояли уже даже на соседних улицах, не говоря о церковном дворе. А вокруг было ожидание праздника, какое ощущается где-то часов в 10 вечера 31-го декабря, когда стол уже почти что накрыт, правый глаз намазан и вот уже слышны шаги гостей. Мы были лишними на том празднике. Великовозрастные балбесы с яйцами в карманах, которыми сейчас мы все будем закусывать - разговляться. Но потом мы увидели, как подъехала очень дорогая машина, из неё вышли какие-то солидные люди - мужчина, женщина, молодая девушка и пара крепких хлопцев с пакетами и авоськами- и один из священнослужителей открыл боковую дверь в храм и провёл их, как императорскую чету, на самое видное и удобное место. Мне стало стыдно от этого зрелища и я ушла.
Не буду сейчас здесь говорить верую я или нет, что изменилось во мне, прочитала ли я "взрослую" Библию. Я скажу только одно, что я испытываю глубокое уважение к верующим людям. Не к тем, котрые держат пост потому, что пост, а потому что Пост. Я уважаю все религии и верования, если человек в них живёт и верует, и никому не навязвает свою веру и убеждения, не звонит в дверь "купие брошюру" и не хватает за локоть в метро "а вы верите в бога?". Хотя, признаюсь, я кручу у виска когда вижу кришнаитов выплясывающих у метро перед новогодней ёлкой. Но пусть уж лучше пляшут, чем людей стреляют.
Я знаю, чувствую, что чего-то в дестве была лишена. И с завистью смотрю на тех мам, которые выходят из церкви по воскресеньям вместе со своими детьми: вполне себе обычные мамы и дети, с которыми мы встречаемся в одной песочнице. Но я пока не готова делать это. Хотя, я теперь сам крашу яйца и покупаю фабричные куличи. Освещаю я всё тут же, в супермаркете, где и купила. Когда мы куда-то едем, я одеваю Ванишу крестик. А когда он болеет, обтираю его святой водой. Ещё я повторяю про себя "Отче наш", когда лечу на самолёте. И иногда хожу в церковь, что бы поставить свечки. Но это происходит быстро, как отравка писем, потому что я до сих пор стесняюсь и пока ещё спрашиваю у церковных бабушек куда их, свечки, надо ставить. Пока.
Пока ли...
Subscribe

  • «На что жалуетесь?»

    Возвращаясь к теме советского периодического издания, как своеобразного контрольно-надзорного органа, куда можно было обращаться с жалобами.…

  • Восемь смелых будённовцев

    Игорь Всеволожский. Для младшего возраста. Издательство "Детская литература" 1983 год, тираж 2 000 000 экземпляров, цена 10 копеек. Художник А. Лурье…

  • Здравствуй школа!

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • «На что жалуетесь?»

    Возвращаясь к теме советского периодического издания, как своеобразного контрольно-надзорного органа, куда можно было обращаться с жалобами.…

  • Восемь смелых будённовцев

    Игорь Всеволожский. Для младшего возраста. Издательство "Детская литература" 1983 год, тираж 2 000 000 экземпляров, цена 10 копеек. Художник А. Лурье…

  • Здравствуй школа!