Alexander Sedov (alek_morse) wrote in 76_82,
Alexander Sedov
alek_morse
76_82

Categories:

Как мы воспринимали "Хоббита" в 1976-1982 -американский взгляд на приключения Толкиена в СССР/России

Впервые Толкиен был опубликован в СССР 1976-м году - книжка называлась "Хоббит" и была предназначена в первую очередь, как в свое время полагал сам писатель, детям. Однако британский писатель и представить не мог, в какой водоворот Холодной Войны завернет его бедного хоббита, оказавшегося в Советский Союзе. Вскоре, а именно в 1982-м, в СССР был издан первый том романа "Властелин колец". Но вмешались обстоятельства, точнее Рональд Рейган, - и продолжение поспело к советскому / русскому читателю спустя почти десять лет...

Примерно так интерпретирует события, связанные с Толкиеном в России, американский лигнвист Марк Хукер в книге "Толкин на русский взгляд".
Чтобы пояснить Западу понимание Толкиена в России, автор вспоминает самиздат, Сталина, Ежова, НКВД, ГУЛАГ, Сталинград, Солженицына, авоську, штрафбат, Холодную войну, красное знамя и советскую цензуру. Не скажу, что всё это здесь лишнее, но ощущение приблизительно как у Алисы в Стране Чудес – всё страннее и страннее: автор объясняет мне моё восприятие русских переводов Толкиена – восприятие удивительное и не очень-то и моё. 
     

Конечно, у нас всё так быстро меняется (не случайно Россию называют «страной с непредсказуемым прошлым»), и каким могло быть моё восприятие книг Толкиена лет тридцать тому назад могу только гадать – сам я родом из другого поколения, не из числа первых советских читателей Толкиена. ...Интересно было бы узнать, может кто читал "Хоббита" и "Властелина колец" как раз в те застойные годы? Или ваши родители? И улавливали ли вы (ваши родители) все эти советские / антисоветские подтексты, о которых пишет Марк Хукер?

Я начал серию эссе - своего рода отзыв на книгу Марка Хукера, первые части уже выложены в моём ЖЖ.

1 и 2 - http://alek-morse.livejournal.com/25418.html
3 и 4 - http://alek-morse.livejournal.com/25791.html

Здесь в сообществе предлагаю фрагменты моего текста:

 

Однажды, а именно - этой осенью, я обнаружил, что  в интернете живет интересная книга, о существовании которой я даже не подозревал, но которую я давно хотел прочесть: "Толкин русскими глазами" Марка Хукера. (Mark T. Hooker: Tolkien Through Russian Eyes) Этому открытию я обязан блоггеру symon-salavejka. Вы тоже можете её прочесть - она в открытом доступе  и в русском переводе, выполненном Аллой Хананашвили
Книга так захватила моё воображение, что я почти сразу же набросал черновик отзыва: на самом же деле, это не рецензия, а своего рода "записи на полях" - записи идей, которые давно бродили в моей голове, да всё не складывались в текст. Но, вот, благодаря монографии Марка Хукера, текст начал расти и расти... (и всё не закончится). В общем, публикую сегодня в ЖЖ нечто вроде вступления - первые главы (можно сказать, главки).
Надеюсь, профессиональные толкиеноведы не будут на меня в обиде... ;) но критику и замечания (в корректной форме) всячески приветствую :)
И еще. В силу литературно-исторических причин я буду придерживаться написания фамилии Толкиен (может быть, за исключением прямым русских цитат, где встречается вариант Толкин). Гости и критики могут выбирать вариант по вкусу :)

Перетолковать толкование Толкиена

 

С формальной точки зрения, книга Марка Хукера посвящена русским переводам «Хоббита» и «Властелина колец». А по сути – это попытка сделать англоязычному читателю понятным, как эти книги читают у нас, - так сказать, вернуть книги знаменитого писателя из путешествия Туда (в Россию) и Обратно, и посмотреть, что же с ними стало. Русскому читателю заглянуть в книгу Хукера, пожалуй, не менее соблазнительно, чем хоббиту, в волшебное зеркало Галадриэли. Что в «русском» Толкиене увидел американский учёный? И что там может (или должно) отразиться для нас? Такой, вот, двойной взгляд со стороны на Толкиена и на себя.

 

Книгу Марка Хукера можно разделить на три части:

 

Историческая – краткая история толкиенизма в России, включая рассказ о самиздате и Хоббитских Игрищах (ролевом движении).

 

Концептуальная – разговор о сути произведений Толкиена («Хоббита» и «Властелина колец») и их преломление, а, по мысли автора исследования, нередко и искажение в русских переводах.

 

И, наконец, лингвистическая – внимание в которой сфокусировано на тридцати именах собственных, топонимов и названий артефактов из «Властелина» и «Хоббита»: Марк Хукер скрупулезно исследует каждую версию перевода. А в финале выявляет лидера – лучший (если так можно выразиться) перевод на русский.

 

К каждой критической ремарке по поводу переводов Хукер предлагает свой вариант того же фрагмента – своего рода идеальный вариант, учитывающий стиль и идеи Толкиена. Как вы догадались, ни один из разбираемых переводов «Властелина колец» и переводов «Хоббита» (на сегодня их 12) западного исследователя до конца не устроил. И, полагаю, не устроят и недавно появившиеся, - и всё потому, что они не следуют английскому оригиналу дословно (так Марк Хукер и заявляет, например, в письме к одному из переводчиков). Немудрено, что главный совет американского учёного тем, кто хочет познакомиться с настоящим Толкиеным – читать его книги на английском языке.

 

Если Марк Хукер подверг экзамену русские переводы Толкиена, то почему бы не подвергнуть экзамену книгу мистера Хукера? Ведь, строго говоря, русская культура, в которую вошел Толкиен, тоже своего рода текст – и адекватно перевести и преподнести западному читателю заложенные там смыслы (в том числе и те, которые между строк в переводах книг Толкиена) – задача не из простых.

 

Лично я не претендую на детальный разбор монографии Хукера. Да и надо ли это делать сейчас, спустя шесть лет после выхода книги, когда самые горячие споры вокруг неё уже отгрохотали? Правда, монография попала мне в руки (точнее, в мой компьютер) только этой осенью и вызвала во мне столько идей и такое сильное желание ответить, что я тут же набросал черновик. Автор, сам того не ведая, подсказал мне путь: выражаясь словами Марка Хукера, нет смысла говорить о том, что и так хорошо, поэтому сосредоточусь на тех эпизодах монографии, которые меня как русского читателя «русского Толкиена» удивили больше всего.

 

В общем, речь пойдет о том, какой должна (могла?) быть книга, претендующая на заголовок «Толкиен русскими глазами» - так сказать, её «идеальный вариант». Точнее, её недостающая часть.

Своеобразие «русского Толкиена» автора монографии интересует только как искажение «подлинного Толкиена» (это можно назвать «грехопадением» от Изначального Смысла, случившееся с книгами Профессора на чужбине), обычно это вложенный переводчиками между строк советский / антисоветский подтекст. Всё остальное, что не вписывается в эту концепцию, Марк Хукер просто не замечает (может быть, за редкими исключениями). Англоязычный читатель, для которого далекая суровая и холодная страна лишь экзотика, скорее всего, придет к выводу, что «русский Толкиен» это инвалид, правда, очень странный на вид: многорукий, как бог Вишну (уже несколько десятков русских переводчиков приложили свою руку к текстам британского писателя). И одноглазый, как Циклоп, так как, по мнению автора монографии, этот инвалид видит только часть идей Джона Рональда Руэла Толкиена. Желая подстраховаться от упрёков наших читателей, Марк Хукер замечает, что писал книгу для американской публики, поэтому те пояснения, которые русской аудитории кажутся излишними, для американской – в самый раз. Удивительно, насколько мистер Хукер сознательно делает то, в чем прямо критикует русских переводчиков: «адаптирует» иностранную культуру для своего национального читателя.



Казус буй

 

…Марк Хукер нередко ставит себя на место переводчика в СССР, точнее усаживается за его письменный стол, – и тут же замечает по другую сторону призрак советского цензора (наподобие того, как хоббиты видели умертвий в Могильниках). Переводчики и вправду проявляли на бумажном листе чудеса героизма и находчивости лишь бы книга Толкиена в том или ином виде прорвалась к советским читателям. Из страха, что редактор «завернет» книгу обратно, переводчик где-то смягчал обороты речи, искал обходные фразы, заменяя одни слова другими, близкими по смыслу, но, по мнению Марка Хукера, не такими меткими, как желал бы английский писатель. Все эти примеры купирования Хукер именует либо «паранойей холодной войны» (распространенный термин в американской гуманитарной науке и журналистике), либо «советским комплексом неполноценности перед Западом». В других же случаях тот же самый переводчик, наоборот, демонстрировал неожиданную отвагу, предпочитая показывать между строк диссидентский кукиш. Например, Наталья Рахманова, как полагает американский исследователь, целенаправильно вставляла в речь героев сказки «Хоббит» слово «бог», чтобы досадить советскому атеизму.

 

Примеры таких купюр Марк Хукер старательно подшивает к «делу Толкиена», высказывая иногда довольно спорные суждения о намерениях советского переводчика вложить тот или иной советский/антисоветский смысл в толкиеновский текст. В итоге, американский читатель получает представление о «русском Толкиене» через обширные пояснения о Ежове, ГУЛАГе, Солженицыне, авоське, штрафбате, Холодной войне, красном знамени и советской бюрократии. Нельзя сказать, что все домысливания американского исследования грешат против истины, - ведь и знаменитый перевод Муравьева сделал из отставного волшебника Сарумана, бежавшего в уютную Хоббитанию, - нового мелкопакостного Генералиссимуса, загнавших бедных хоббитов в Исправноры (у Толкиена прямых аллюзий в отношении Сталина нет – Саруман называет себя Шефом, а тюрьма зовется тюрьмой). О большинстве «улик», предъявленных Марком Хукером, можно спорить, их можно отвергать или защищать. За исключением, пожалуй, случая, который я бы назвал, «Казус буй».

 

Марк Хукер пишет:

 

С.64

«В III главе («Короткая передышка»), в сцене, где Эльронд рассматривает мечи, найденные в пещере троллей, он говорит, что клинки были сделаны «Высокими эльфами Запада, моими родичами» (H.61). Рахманова

исключила из своей версии упоминание Запада, и «Высокие эльфы» стали «древними эльфами».

 

«Мечи старинные, работы древних великих эльфов, с которыми я в родстве» (Р Х1976.51, Х2002.41).

Такое вымарывание, вероятно, стало результатом комплекса неполноценности Советов в вопросах военной технологии. Они целиком, вплоть до копирайта, скопировали печатные платы американского эхолокационного

буя и хвастались, что их технология лучше. Для цензора, чувствительного к подобным вопросам, неприятным был бы сам факт, что мечи, которыми так восхищался Эльронд, сделаны на Западе. Потенциально эта фраза

могла ошибочно восприниматься как ссылка на превосходство западной военной технологии, и раз так, то ее следовало убрать».


 

«Казус буй», на мой взгляд, лежит за гранью серьезного, и, кажется, я понял почему.

 

Цензоры, конечно, знали, что советские граждане умеют читать между строк (в том числе переводную художественную литературу), потому что сами были советскими гражданами. И к моменту публикации «Хоббита» в СССР (в 1976 г.) они уже были глубоко разочарованы в советской электронике. Но, вот так, чтобы в сказочном мече-кладенце разглядеть американский эхолокационный буй? Так и хочется воскликнуть словами из анекдота: что за нелепые фантазии?! и – почему автору на ум пришел буй, а не автомат Калашникова, если уж искать современные аналоги старинному мечу?!

 

Не кроется ли за этой ассоциацией какого-нибудь комплекса – психологического и военно-промышленного одновременно?

 

После того, как в начале третьего тысячелетия армии Запада освободили иракцев и афганцев от собственных тираний, встал вопрос о перевооружении местных полицейских. Западные стандарты требовали отказа от старых автоматов Калашникова взамен на новые американские полуавтоматические винтовки М16. Иракцы и афганцы отказались перевооружаться, так как знали, - как когда-то и советские цензоры (и весь советский народ), - что изделие Калашникова и лучше, и практичнее и надежнее. В регулярных телерепортажах о терактах из Афганистана и Ирака до сих пор можно видеть местных полицейских, разгуливающих с русским оружием наперевес. Вот почему неожиданно всплывший в книге мистера Хукера эхолокационный буй сигнализировал моей интуиции, что автор, возможно, подгоняет свои гипотезы под утвердившиеся американские стереотипы о России (не это ли имел ввиду Марк Хукер, написав в предисловии, что книга рассчитана на американскую аудиторию?). И тут уже волей-неволей начинаешь искать и в других местах книги нестыковки или натяжки. (Как, например, один блоггер, ворчливо заметивший, что историческая часть монографии это аккуратно законспектированные статьи с толкиенистского сайта «Арда-на-Куличиках». Впрочем, сделать хороший обзор – важная часть научной работы.)

 

Ухватись автор за более очевидную аналогию – за автомат, а не за буй – и часть архитектуры этой главы обрушилась бы, похоронив под обломками полные иронии примеры «русского первородства в науке», которые Марк Хукер вытащил из пыльной Советской Энциклопедии 1950 г. И не было бы повода вспомнить инженера Попова, провозглашенного в 1950-е гг. «изобретателем радио» (случай с Поповым, кстати, не так однозначен, как может подумать американская публика) или естествоиспытателя Можайского, «опередившего братьев Райт», как писала Советская Энциклопедия в те годы. Упоминание кампании борьбы с «низкопоклонством перед Западом», которая проводилась при позднем Сталине, разумеется, не может не подогреть интерес у западного читателя, изучающего Россию.

 

Уж не знаю, чей призрак мог стоять по другую сторону от компьютера Марка Хукера, когда он готовил к печати свою монографию, - может, призрак коммунизма, а, может, призрак Адама Смита с невидимой рукой рынка, диктующей автору популярное изложение, - но, прочитав его исследование, американский читатель, вероятно, придет к ожидаемому выводу. Своеобразие русской культуры, - частью которой, несомненно, стали переводы книг Толкиена, - зиждется на Сталине, комплексах, цензуре, русском фатализме, ну и, ко всему прочему на русском языке. Может быть, это правда. Но только – часть правды.

 

(продолжение следует...)          

Subscribe

  • День птиц

    Хотя кажется уже поздновато для скворечников.

  • Чудесный гранат

    Алжирские народные сказки. Для младшего возраста. Издательство "Детская литература" 1984 год, тираж 1 000 000 экземпляров, цена 10 копеек. Художник…

  • Колхозные не панки

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

  • День птиц

    Хотя кажется уже поздновато для скворечников.

  • Чудесный гранат

    Алжирские народные сказки. Для младшего возраста. Издательство "Детская литература" 1984 год, тираж 1 000 000 экземпляров, цена 10 копеек. Художник…

  • Колхозные не панки