alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in 76_82,
alexander pavlenko
alexander_pavl
76_82

Когда-то изостудия

Когда-то, давным-давно, между 1976 и 1979 годами, я ходил в изостудию.
Я уже рассказывал об извилистой тропе, которая привела меня в голубоватое зданьице сталинского псевдоампира, расположенное на границе сумрачного безымянного парка в самом сердце Приокского посёлка (район Рязани, в те далёкие годы отделённый от города многокилометровой полосой заливных лугов), украшенного битыми гипсовыми изваяниями пионеров-горнистов и девушек без весел.


Здания на противоположной стороне улицы от Дома Пионеров. В атомоубежище под одним из этих домов располагалась моя любимая районнная библиотека.


Рисовать я начал ещё в детском саду и продолжал в школе. Вместо того, чтобы слушать учительницу, я сворачивал тетрадный лист в восьмую часть и заполнял получившиеся квадратики разными изображениями. Очень удобный формат – заметив приближающуюся училку, можно было спрятать рисунок, накрыв его ладонью.
Итак, районный Дом Пионеров. Там было приятно. Наша руководительница изостудии была молоденькая, хорошенькая и весёлая. Она притащила кучу книг по изобразительному искусству и настаивала, чтобы мы с ними знакомились. В изостудии я оказался практически единственным мальчиком. Вообще-то были там и другие пацаны, но они по уровню харизмы мне и подмётки не годились, так что я без помех блистал в прожекторах глаз восхищённых девочек, тем более, что и рисовал неплохо.
Впрочем, с сюжетами у меня получалось как-то странно. Оригинальничать не собирался, однако мои рисунки постоянно выпадали из общего ряда. Помимо моего желания. Я даже не осознавал эту странность.
Например, когда мы вслух читали «Алые паруса», для того, чтобы каждый нарисовал иллюстрацию к этой феерии, то 80% акварелей и гуашей представили трёхмачтовый корабль с теми самыми парусами на фоне желтого восходящего солнца, а самая умная девочка нарисовала, как Эгль в странной остроконечной шляпе возвращает Ассоль её игрушку и пророчествует. Я же изобразил шторм, уносимую в открытое море шлюпку с истошно орущим трактирщиком и отца Ассоль, невозмутимо за этим наблюдающим. Рисунок для тринадцатилетнего мальчика был неплохой, однако на конкурсе он не получил ничего, никакого поощрения. Из-за макабрического сюжета, естественно. А ведь я вначале собирался нарисовать, как мальчик Грей замазывает краской гвозди, вбитые в руки Христа, на картине в своём замке, да только не придумал, как дать понять зрителю, что Христос не настоящий, а нарисованный, и потому оставил свою затею. Представляю себе, как отреагировали бы устроители конкурса детского рисунка на подобный сюжет...
И так всегда. Из «Аэлиты» выбрал сцены массовых расстрелов на улицах, из древнегреческой мифологии битву ахейцев с амазонками, голыми, разумеется, в вычурных позах, которым позавидовал бы Гольциус, из русских народных сказок – смерть ведьмы в кипящем котле из финала «Сестрицы Алёнушки и Братца Иванушки»... В общем, в изостудии меня ценили, всячески привечали, но наград я там не получал никаких. Советскому пионеру не положено проявлять интерес к тёмным сторонам человеческой натуры.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments