alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in 76_82,
alexander pavlenko
alexander_pavl
76_82

Category:

Лабиринты города

Началось моё приобщение к мировой культуре в 1969 году, когда мне было пять лет и папа повёл меня в типовой районный кинотеатр с типовым названием «Космос» смотреть французское кино «Анжелика и Король». Кинотеатр был совсем новый и очень популярный. Располагался он неудобно, от троллейбусной остановки «Дом Культуры» надо было ещё несколько сот метров пройти по аллее с постаментами для статуй (которых тогда, по-моему, то ли уже не было то ли ещё не было – но в расположенных перпендикулярно к аллее парках статуи имелись: пионеры, пограничники, доярки), но аллея была красивая, вся в цветах, и возражений не вызывала.



Раз уж я упомянул остановку «Дом Культуры», то, наверно, стоит вспомнить и сам Дом Культуры, как таковой. За всё время проживания в Приокском посёлке, я не был там ни разу. Это угрюмо оштукатуренное здание со сталинским портиком и маленькими окнами, спрятавшееся в глубине полупарка, отгороженного от улицы Октябрьской дугой колонады и фигурной решёткой, имело дурную славу. Посещать Дворец Культуры не рекомендовалось. Почему? В детстве я этого не знал, в юности забыл поинтересоваться, а теперь и спросить не у кого. Там, между прочим, показывали кино, но даже это не могло заманить меня на глухие дорожки, ведущие к тёмным дверям Дома. Забавно – самодельная киноафиша этого Дома Культуры однажды даже попала на страницы «Крокодила», в раздел «Нарочно не придумаешь»: народ зазывали на фильм «Чингачгук Большой Медведицы». Помню своё удивление перед афишей. Немного жаль, что так и не посмотрел этот удивительный фильм.
Впрочем, назад к «Космосу» и «Анжелике».

NB. К сожалению, фотографий кинотеатра "Космос" и тем более "Дома Культуры" мне достать не удалось - в интернете их нет. Но аркада перед сквериком "Дома" немного напоминала декорацию Торгового Городка с вышестоящей фотографии, хотя была сильно попроще.

На клумбе перед кинотеатром что-то блестело и, пока папа покупал билеты, я подошёл посмотреть. Как ни странно, среди тюльпанов кольцом свернулась самая настоящая змея. По-моему, гадюка. Я видел ужей, они были более коричневые, а эта рептилия блестела холодной голубизной, как сталь. В конце 60-х Приокский посёлок всё ещё застраивался, имел вид слободы, превращающейся в окраину большого города, поэтому ни змеи ни ящерицы особого удивления не вызывали.
«Анжелика», между прочим, была «до шестнадцати», то есть детей не пускали, но отец как-то ухитрился протащить меня на сеанс. Не знаю, прав ли он был в этом. Фильм стал одним из двух самых сильных эстетических потрясений моего раннего детства и определил моё дальнейшее психическое развитие.
Конечно, саму историю я не понял и не запомнил, но в памяти с фотографической чёткостью запечатлелись несколько фрагментов.
Во-первых, эпизод с женщиной (служанкой?), подсматривающей за черной мессой. Во-вторых, эпизод купания, там что-то было связано со знаком на нагом бедре прекрасной дамы, но смысла этого знака я не помню, потому что с 1968 года фильм не пересматривал и роман не читал. Там было так сделано (в моём восприятии): прекрасная идиллическая лужайка, залитая солнцем, атмосфера беспечности и неги, внезапно, как в кошмаре, переключающаяся на страшное открытие – у красотки на бедре отметка, которая «всё меняет». Третий запомнившийся эпизод демонстрировал садистские наклонности восточного принца. Впрочем, этот третий эпизод я воспринял со значительной долей отстранённости, так как не идентифицировал себя ни с экзотическим принцем ни с его жертвами. Тем не менее, я был поражён. Ужас, таящийся за красотой, вот главное впечатление от «Анжелики и короля». И всё это в декорациях регулярных парков, отражений свечей в венецианских зеркалах, потайных коридоров, шуршащих шелков, париков, высоких дамских причёсок и кринолинов.
После фильма я «завис» на стиле рококо (да, сейчас я знаю, что рококо был позже), на конспирации, мистицизме, связанном с сатанизмом, и на декадентском насилии. Для мальчика, которому через год предстояло идти в первый класс советской средней школы, не самая подходящая эстетическая платформа.
Позже были «Фанфан-Тюльпан» Кристиана-Жака, «Горбун» и «Капитан» с Жаном Маре, но всё это оставляло меня неудолетворённым. Мне нравился звон скрещивающихся шпаг, однако какой-то важный пункт оставался незатронутым. Точно также я не разделял всеобщую увлечённость «Тремя мушкетёрами».
Первый раз я попытался прочитать этот роман в возрасте десяти лет и сломался на первых трёх страницах, на встрече с «незнакомцем из Менга». Со второй попытки, три года спустя, мне всё же удалось добить роман, но в промежутке между попытками я успел посмотреть французский фильм по «Трём мушкетёрам» и прочитать «Шаг с крыши» Погодина, где мушкетёрская романтика высмеяна со злобной убедительностью. Поэтому гораздо сильнее, чем текст, меня затронули виртуозные иллюстрации Кускова. Вообще, этот график повлиял не меня не в меньшей степени, чем Игорь Блиох.
Другими словами, микс из насилия, преступного секса и мистики в «Проклятых королях» Мориса Дрюона отвечал моим духовным потребностям в большей степени, чем все возможные книги и фильмы, касающиеся XVIII века, при том, что эстетически Галантный Век привлекал меня намного сильнее.
Вот таков был круг чтения советского мальчика 70х годов.
Subscribe

  • Вторые после видеосалонов

    Кабельщики или пираты конца ХХ века, Крутой Уокер в каждую квартиру. У нас в городе было несколько кабельных операторов, все они в трех микрорайонах…

  • Лобзиком, лобзиком пили!

    Понятно, что фотография постановочная, но девочка даже напильник в руках умеет держать, ну почти, а лобзика не нашлось.

  • Меломан

    Техника что надо.

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments