alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in 76_82,
alexander pavlenko
alexander_pavl
76_82

Category:

Условности 2

«Обыкновенное чудо» Марка Захарова – культовое кино советских времён. Собственно, фильм не мог не стать культовым. Во-первых, действие происходит в сказочной заграничной стране Инострании, во-вторых, все роли играют популярные актёры и актрисы, в-третьих, кино – про любовь. Расчёт груб, но верен. Все без исключения фильмы, действие которых разворачивалось во Франции, в Англии или в Такатукалэнд, зрители смотрели с удовольствием, и по нескольку раз. Даже странно, что фильмов про страну Иностранию было не очень много. Сделав правильный расчёт, Марк Захаров остальное пустил на самотёк. Мн не нравится дилетантсткая режиссура Марка Захарова, балансирующая на грани кинографомании, но об этом говорить бесполезно, так как поклонникам советского кино всё равно неинтересны тщательно сделанные фильмы. Хорошо, плохо ли сделано – главное, чтоб забористо, чтоб в нос шибало, чтоб не просто «клико», а «клико матрадура», что, как известно, означает «двойное клико». Н-да...



Актёры в «Обыкновенном чуде» не играют, а кривляются или, как Абдулов и Янковский, столбом стоят посреди кадра, не меняя выражения лица на протяжении всего фильма. Единственный актёр фильма, который честно делает свою работу – Андрей Миронов, и, кстати, его персонаж – единственный, имеющий отношение к закадровой реальности. Это хорошо знакомый всякому советскому человеку эпохи застоя «работник торговли», новое воплощение трепетного Димы Семицветова из «Берегись автомобиля». Такой современный типаж заставлял зрителей подозревать и другие «фиги в карманах», раскручивая эффект «нового платья короля». На самом деле, конечно, никаких «фиг» не было. В частности, нелепо суетящийся Евгений Леонов в роли короля не пародирует Брежнева (как в том пытался убедить меня один ненавистиник Софьи Власьевны и большой любитель фильмов Марка Захарова), а безуспешно пытается повторить удачный рисунок своей же королевской роли из «Снежной королевы».
По смыслу высказывания фильм Марка Захарова «Обыкновенное чудо» не совпадает с пьесой Евгения Шварца. В принципе, это не хорошо и не плохо. Ну, не совпадает, так не совпадает... Не впервой. Другое дело, что именно та история, которую рассказывает Марк Захаров, мне не нравится.
И у Шварца и у Захарова некий бессмертный и всемогущий волшебник для развлечения решает разыграть трогательную пьесу прямо в жизни, с живыми актёрами. Но у Шварца придуманное вошебником представление – подарок его смертной жене, уже немолодой женщине, рассказ о любви для неё, сложное объяснение в любви. А у волшебника в фильме Захарова никакой жены нет. Вернее, есть, в исполнении культовой для интеллигентных шестидесятников большеглазой Ирины Купченко, но её персонаж – такой же манекен, как и все герои фильма. Волшебник – единственная реальность фильма, остальные существуют лишь, пока о них помнит Волшебник. Его «жена» - не исключение. Он прекрасно наперёд знает всё, что она может сказать, и заторможенность движений Ирины Купченко, напоминающей то ли зомби то ли голема, и сомнамбулическое отсутствие мимики у неё ясно указывают – она не живой человек, а очередная придумка демонического Хозяина, опаляющего окружающих своей харизмой. Разумеется, Волшебник Захарова, в отличие от Волшебника Шварца, никогда не смеётся. Ему не над чем смеяться. Он всего лишь с полупрезрительным видом всезнающими глазами взирает на беготню своих персонажей. Соответственно, раз никакой жены нет, а есть только фантазия на тему жены, то нет и любви, а есть некая фантазия на сию тему, причём, как сам Хозяин признаёт, неудачная. Абдёлом и не пытается играть любовь, просто стоит столбом, а Евгению Симонову жалко. В первой серии ей попросту неловко изображать клиническую дуру, но во второй серии её раздражение постыдной ситуацией, в которой она оказалась, согласившись сниматься в "капустнике" Захарова, получает опору в драматургии Шварца, и её эпизоды, наравне с перформенсом Андрея Миронова, всё же поднимаются на уровень искусства.



Интересно также изменение декораций. У Шварца Хозяин живёт в доме, который Король назвает уютным и восхищается его устройством. Это дом – подарок Волшебника своей смертной жене. В фильме, поскольку нет жены, нет и дома. Персонажи фильма передвигаются на фоне грубо размалёванных картонных декораций, поставленных прямо на песке где-то в бесплодной пустыне.
Мне это не нравится. Я никогда не любил шизофреников, отвернувшихся от внешнего мира и ведущих бесконечные беседы с незнакомцами внутри своего черепа. Но, думаю, такой Волшебник был для советского интеллигентного зрителя середины 70-х очень привлекателен. Как раз тогда началась массовая «внутренняя эмиграция», когда тоскующие товароведы, учителя, технологи и врачи-ухогорлоносы бежали от сухой и неинтересной действительности партсобраний и недоперевыполнения пятилетних планов по обмолоту зяби в личные миры утончённого эстетизма. На самом-то деле эти сугубо личные миры были примитивны и стандартны, как кирпичи в стене, но для осознания стандартности надо было что-то с чем-то сравнить, а миры-то были тайными, скрытыми от посторонних.
Короче говоря, Марк Захаров манифестировал и прославил «внутреннюю эмиграцию», и за это (в том числе) его полюбили советские эскаписты.
Тут, в заключение, надо пару слов сказать о музыке Геннадия Гладкова в «Обыкновенном чуде». Музыка очень хорошая, просто замечательная.

Продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →