alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in 76_82,
alexander pavlenko
alexander_pavl
76_82

Categories:

тумбочка с книгами

Черно-белый телевизор, по которому я следил за стыковкой космических кораблей «Союз» и «Апполон», стоял на массивной тумбочке в стиле конца 40-х годов, естественно, покрытой белой кружевной салфеткой, уже слегка пожелтевшей от старости и стирки. А в тумбочке хранились сокровища, которыми я наслаждался лишь в те дни, когда погода или состояние здоровья не позволяли бежать на пляж. Дело было летом, на море, у моих дедушки и бабушки.



А сокровища были такие: «Конец «Осиного Гнезда» Г.Брянцева, «Это было под Ровно» Д.Медведева, параноидальный детский детектив «Следы остаются» Павла Вежинова, две неимоверно потрёпанные книги «За теневой чертой» В.Горбача о трудных буднях сотрудников НКВД-КГБ, дореволюционный том собрания сочинений В.Гаршина с рассказами и статьями (именно из статьи, посвящённой горячо любимой всем многонациональным советским народом картине А.Иванова – не пародиста с внешностью Кисы Воробьянинова, другого Иванова – «Явление Христа Народу», я почерпнул невосторженное отношение к этому бессмертному эталону кича, ибо, несмотря на то, что сам Гаршин картиной вполне восхищался, аргументы его были настолько странны, а рядом, в других его эссе, присутствовал настолько ехидный разбор масштабных академических полотен, что это не могло не заронить в мою душу зёрен скептицизма, позже проросших буйным бурьяном, заглушившим во мне и духовность и потенциальную интеллигентность... уф... длинное предложение, не всякий читатель долетит до середины его...), несколько выпусков «Роман-Газеты» ещё тех времён, когда там публиковали «Братьев Лаутензак» Лиона Фейхтвангера, второй том «Поднятой целины» Шолохова, и, как венец всему, – «Подвиг», альманах-приложение к журналу «Сельская молодёжь». В оном же «Подвиге» содержимое таково: «Ставка больше чем жизнь» Анджея Збыха, документальный репортаж о массовом аресте коммунистов в Германии после прихода нацистов к власти и – самое главное – «Господин Никто» Богомила Райнова.
Наверно, сейчас и не помнят, что это такое, болгарский «Господин Никто». Это шпионский детектив. Наш «разведчик» действует за «железным занавесом». Отлично выстроенный роман, с выразительными персонажами, с иронической интонацией, с отличным знанием западных реалий (это было редкостью в советской литературе), но дело даже не в этом. А в контексте. Эпоха зрелого брежневизма была временем «Разрядки Напряжённости» и всяких там «политических договорённостей» в Рейкявике, Хельсинки и Лейк-Плессиде. Но бубнёж о «мирных инициативах Советского Союза» сопровождался совершенно разнузданной антизападной пропагандой во всех СМИ. На этом фоне никаких шпионов, ниже разведчиков, у Советского Союза (шире – у государств Варшавского Блока) не было, да и быть не могло. Но в это никто не верил. Все понимали, что Партия и Правительство просто умалчивают о своей теневой деятельности. И приключения Эмиля Боева в «Господине Никто» как бы отчасти приоткрывали завесу молчания и уклончивости. И потому градус доверия к романам Богомила Райнова резко повышался.
Впрочем, они были не так чтобы очень уж известны. Штирлиц и его творец Юлиан Семёнов были звёздами советской массовой культуры, а Эмиль Боев – всего лишь культовым персонажем. Он был настолько культовым (то есть ограниченно известным), что в 1978 году я ухитрился – в разгар книжного голода! – купить в букинистическом магазине «Большую скуку», третий роман о его приключениях. Второй роман, называвшийся «Что может быть лучше плохой погоды», я не достал в личное пользование и читал в библиотеке, в читальном зале.
Три первых романа про Эмиля Боева были экранизированы на родине славного шпиона и даже прошли в советском прокате. Впрочем, я их никто в кино не видел, знал об их существовании только из кардов на задней стороне обложки журнала «Человек и закон», а познакомился с ними лишь недавно. Интересные фильмы. Но о них лучше говорить отдельно, потому что я в этом посте вообще-то собирался рассказать не о «Господине Никто», а о совсем другой книге Богомила Райнова, повлиявшей на меня несравненно сильнее – о нонфикшн «Это удивительное ремесло».

Subscribe

  • В одном детском саду

  • За рулем

    Да, были игрушки в наше время, я даже не знал, что было такое разнообразия, у меня был только первый вариант, а выпускал их Томский приборный завод.…

  • Одет по форме

    В мою бытность таким же, особым шиком пользовались солдатские ремни, наш класс можно было смело по ременному признаку разделить, примерно треть из 30…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • В одном детском саду

  • За рулем

    Да, были игрушки в наше время, я даже не знал, что было такое разнообразия, у меня был только первый вариант, а выпускал их Томский приборный завод.…

  • Одет по форме

    В мою бытность таким же, особым шиком пользовались солдатские ремни, наш класс можно было смело по ременному признаку разделить, примерно треть из 30…