alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in 76_82,
alexander pavlenko
alexander_pavl
76_82

Categories:

Собака, шедшая по роялю. Часть вторая.

Ну-с, теперь о том, что в «Шла собака по роялю» В.Грамматикова плохого (плохого – оговорюсь – на мой взгляд, ибо кое-кто может счесть перечисляемые мной пороки достоинствами).




Мне не нравится идеологическая основа фильма. Она типична для позднесоветского (брежневского, застойного) мировосприятия и звучит как «Всяк сверчок знай свой шесток». Мне, выходцу из пролетарской среды и убеждённому стороннику «социальных лифтов», конечно, такая позиция не близка. Кастовое общество, на мой взгляд – прямой путь к социальной катастрофе. А в 70-е годы книг и фильмов, явно и скрыто призывавших к изоляции социальных групп друг от друга, появлялось неимоверное количество, разбираемый фильм был отнюдь не одинок, просто он вёл пропаганду ксенофобии и социальной стагнации более искусно, не напрямую.



По сути, «Шла собака по роялю» оказывается развёрнутым комментарием к анекдоту:
«Наша постоянная радиослушательница, Кононыхина Раиса Дмитриевна из села Покровка, что на Вологодщине, просит нас передать вторую часть Седьмой симфонии Густава Малера. Дорогая Раиса Дмитриевна! Слушайте свой полонез Огинского и не вы..бывайтесь». Всё это, естественно, не декламируется, а даётся мягонько, гладенько, чтобы к зрителю такое отношение проскочило по-возможности незаметно и без внутреннего сопротивления.



Делается это так: пилот, в которого влюблена деревенская простушка, интеллигент. Он играет на трубе, причём играет хорошо и очень крсивую музыку. Он «столичная штучка» и приехал в колхоз «опроститься», но в финале возвращается в свой естественный социальный круг. А то, что очаровательная девочка, героиня фильм – простушка, подчёркивается всячески. Её речь бедна и переполнена казёнными штампами. Городские платья, туфли и причёски из модных журналов идут ей, как корове седло, да и не умеет она их носить. Поёт она очень красиво, артистично и талантливо, но либо вокализ либо что-то дикое по смыслу. Песенка о том, что шла собака по роялю, пела непонятное, крышка рояля урарила собаку по голове и собака петь перестала... Это, понятное дело, та самая мораль, кою следует извлечь из фильма: не ходи, собака, по роялю, не пой непонятное, не для тебя, собака, рояли, лежи, собака, в конуре, грызи свои вонючие объедки, которые тебе хозяева кинут. Чтож, героиня фильма эту мораль усвоила. В начале фильма её деревенский кавалер на вопрос о смысле жизни отвечает «Про смысл пусть настройка думает, а мы базис, мы эту надстройку хлебом кормим» (при этом парень никого ничем не кормит, бездельничает, мотаясь на своём мотоцикле вокруг деревни в ожидании призыва в армию), а в финале уже сама героиня на вопрос интеллигентного лётчика отвечает в точности теми же словами. Собственно говоря, ничто не мешает героине объясниться с пилотом в первых же эпизодах фильма, а ему – ответить на её чувство и набить физиономию её хамоватому деревенскому сверстнику. Но тогда история вывернет в неприятное для авторов русло – выяснится, что интеллигент и простая деревенская девочка равны, а доказать-то они стремятся прямо противоположное. Вот и приходится разыгрывать водевильные кви-про-кво, падать в лужу и прятаться в курятнике.



Как и положено в грамотно выстроенном произведении искусства, идеология идёт не только через одну, пусть и центральную, героиню. Например, ту же тему попытки «перемены участи» разыгрывает её отец, учась в райцентре то ли в техникуме то ли в вечернем институте, судя по несчастному виду и куче шпаргалок, неуспешно. В конце концов он вместе со всем семейством едет в Варну представлять «народное творчество», что недвусмысленно сопоставляется с показанными по телевизору плясками африканских дикарей. Забавный гэг, кстати – лысенького профессора в галстуке-бабочке, собирающего в глубинке «народные таланты» для фестивался в Болгарии, зовут «Чиж». Вероятно, чтобы не назвать его «Соловейчик», ибо в момент выхода фильма факт существования евреев в СССР был «военной тайной».



Продолжать анализ можно долго, так как фильм сделан ладно, ловко, талантливо, умело, продуманно. Не случайна даже такая деталь, что, несмотря на пилота вертолёта в центре сюжета, нам единожды, лишь сразу после титров и до появления персонажей, показывают панораму сверху. Ведь деревня в фильме совершенно условна. Литературна. Выдумана специально под тезис. Это деревнская идиллия, увиденная глазами дачников, приехавших отдохнуть на пленэре. Председатель произносит «У меня одна она (мать героини) на сто коров!» после чего мы видим праздно шатающихся по деревенской улице тёток, которые должны всего лишь создавать оживляж в кадре. Так что если на эту деревню взглянуть сверху, - подмигивает понимающему зрителю Грамматиков, - пожалуй, окажется, что деревня не более чем декорация.



Эстетически фильм прекрасен. Идеологически – ядовит. Но... чтож поделаешь, эпоха была такая, подлая. А «Шла собака по роялю» - замечательный, достоверный документ эпохи. Его надо лишь правильно прочитать, документ этот.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments