Paul Korry (paulkorry) wrote in 76_82,
Paul Korry
paulkorry
76_82

Categories:

Двадцать лет без СССР

Оригинал взят у paulkorry в Двадцать лет без СССР
[...] Когда я говорю об СССР, я имею в виду вторую, постсталинскую половину его существования, которая радикально отличалась от первой. Сталин был восточный тиран и деспот, он мог создать только систему управления, основанную на рутинном терроре, что и позволило ему провести индустриализацию и коллективизацию, и в какой-то мере - победить в войне. В сталинском СССР я не жил, с трудом представляю, как люди существовали в тех условиях, так что говорить о нем не буду. Но вторая половина СССР была отнюдь не худшим периодом для всех народов, его населявших, это было, в целом, конструктивное и позитивное время, люди не жили в страхе и верили в туманность Андромеды и прекрасное далеко; и это было, несмотря на культурную изоляцию, а во многом и благодаря ей, время культурной устремленности самых широких слоев населения; одним из главных видов дефицита была литература - мировая классика и современная переводная литература - от Дюма и Гюго до Грэма Грина и Фолкнера (все эти книги в наши дни часто можно найти в мусорных ящиках). Кстати, еще одна скрытая ложь либералов - огульное смешение сталинского и постсталинского СССР с целью его тотального очернения: "Как, Вам нравится СССР? Но ведь это ГУЛАГ, Голодомор, Катынь, доносы и расстрелы!". В СССР периода развитого социализма эти вещи могли иметь значение только на эмоциональном уровне, что, конечно, потом сыграло свою роль в распаде Союза. Может быть, цинично это констатировать, но такова жизнь - через поколение-другое забытые жертвы не значат ничего. В жизни все связано, но ничто ничего не оправдывает. Кстати, недавно вот шли разговоры о тотальной десталинизации России; могу засвидетельствовать, что СССР периода застоя был реально десталинизирован - люди просто не думали о Сталине, даже в ипостаси Верховного Главнокомандующего его персона не особо навязывалась официальной пропагандой, при том что идеализированная история Великой Отечественной составляла одну из основ идеологической парадигмы. В застойном СССР каждый вечер по ТВ были фильмы про войну, но это были фильмы именно про войну, а не про победоносные деяния мудрого Сталина. Я довольно хорошо помню свою жизнь; я пошел в школу в 1981 году, и, должен сказать, что в начальной школе я крайне смутно представлял себе, кто такой был Сталин, хотя прекрасно знал, например, кто такие Жуков и Рокоссовский. Был, разумеется, дедушка Ленин, возведенный до уровня олимпийских богов; может быть, только Дзержинский обитал примерно в тех же эмпиреях, остальные соратники Ленина сливались в какое-то невнятное "бонч-бруевич" (при этом второй вождь революции Троцкий, говоря о разном, был фактически обращен в нуль - его нет даже в БСЭ 70-х годов издания; хотя, правда, там есть "троцкизм"; и знаменитая книга "10 дней, которые потрясли мир" была доступна только в купированном виде, с полностью вырезанными упоминаниями о дяде Лейбе). Сталин отчетливо появляется в моем сознании только с началом Перестройки.
Которая началась под лозунгами восстановления справедливости - и реабилитация репрессированных при Сталине, и "борьба с нетрудовыми доходами" (смешно звучит сейчас, правда?) укладывались в стремление именно к этому. Казалось, еще чуть-чуть, и мы избавимся от всего плохого, и наступит оно - прекрасное далеко, и никто не уйдет обиженный. И я был убежден в будущей победе коммунизма. Если не стремиться к обществу абсолютной справедливости, как можно осуществить хотя бы относительную? Мне претила идея баланса интересов, реализующая приемлемую, терпимую несправедливость. Помню, во время одного из телемостов в 1987 г. (известных, в основном, тем, что "в ССР секса нет"), Владимир Познер проникновенно произнес, обращаясь к американцам, примерно следующее (цитирую по памяти): "Вы называете нашу страну коммунистической, но вы не совсем правы - мы только надеемся, что когда-нибудь построим коммунизм, хотя, может быть, вы этого и не понимаете..." - Какой же он умный, этот Познер! - подумал я, - В двух словах им все объяснил! Теперь у нас с Америкой должно быть полное взаимопонимание! -
Недавно по тиливизеру был фильм Леонида Млечина о Горбачеве и его дорогой супруге - до противности елейная сказка. С умилением г-н Млечин упомянул и о том, как Маргарет Тэтчер обеспокоилась здоровьем Горби после его форосского пленения, для железной леди подобные проявления чуткости были крайне несвойственны. На самом деле немудрено, что Мэгги так волновалась - трудно даже представить, какой находкой для Запада был такой сентиментальный и благоглупый персонаж как Горби в качестве главы СССР. Недавно вот Михаил Сергеич шикарно отметил юбилей в славном городе Лондоне (где множество патриотов демократической России спасается от кровавого путинского террора), было много гостей и подарков (надеюсь, и Борис Абрамыч прислал Михал Сергеичу конвертик на бедность); видимо, Горби, подобно Шерлок Холмсу, в двадцатом веке оказал неоценимые услуги Великобритании. На этом сходство заканчивается, поскольку ни интеллектом, ни скромностью Холмса Горби явно не обладает. Мог бы и отказаться от такого праздничка с учетом ситуации на двадцать пятом году Перестройки, все-таки слишком явная улика. Ну да ладно, красиво жить не запретишь.
Но вернемся в год Великой бифуркации. В том 1991 году я поступил на химфак МГУ, мне казалась, что жизнь удалась, так что весь август я сидел на даче, слушал "King Crimson", пил портвейн, и не парился о политике. Ельцин мне всегда был по-человечески антипатичен, его демагогия (он тоже, кстати, изначально эксплуатировал тему социальной справедливости, выступая за "ликвидацию партийных привилегий", совершенно смешных, конечно, на фоне того социального расслоения, которое сложилось вскоре после победы демократии) меня не впечатляла, и, чем он так уж лучше ГКЧПистов, было непонятно. После раскрытия всех белых пятен истории, публикации эмигрантской литературы, легализации подпольного рокинрола, короче, после всей информационной инфляции конца 80-х загнать людей обратно в советскую ограниченность было невозможно (не знаю теперь, к лучшему ли это, - чем более полная и разносторонняя информация доступна человеку, чем больше возможностей для объективности, тем более он склонен к ограниченности и тенденциозности, the human being can't bear too much reality), а негативные проявления свободы уже тогда становились очевидны, и более порядочное правительство, может быть, сумело бы удержать вещи в необходимых рамках. В принципе, там, где над производством начинает превалировать купля-продажа-грабеж, всегда происходит деградация человека, но всему же должен быть предел. Если бы в 1991 году было известно, какой через 20 лет в России будет раcцвет педофилии (возьмем только один аспект нашего современного бытия, совершенно, на мой взгляд, неприемлемый, и лишающий смысла всякую демократию), то все нормальные люди, я уверен, поддержали бы ГКЧП.
- Да и кто бы там ни победил, - думал я тогда, - универ не закроют, а я уже студент!
Кстати, и бесплатное высшее было наследием СССР. Если бы либеральные реформаторы сделали высшее образование коммерческим (а почему нет? ни в одной стране Запада в период первоначального накопления капитала не было бесплатного высшего, а у нас все должно быть как на Западе!) я бы, наверно, был вынужден работать в Первом троллейбусном парке слесарем по ремонту подвижного состава - такую специальность я получил в школьном УПК (учебно-производственный комплекс, была такая вещь в советское время), поскольку к бизнесу и коммерции я совершенно неспособен. Думаю, не отменили по единственной причине - чтобы Россия могла служить источником дешевой интеллектуальной рабочей силы для Запада.
Еще был недавно занятный фильм - про Михаила Ботвинника. Великий шахматист, оказывается, всю жизнь занимался искусственным интеллектом, и разработал программу для управления экономикой в масштабах государства. Опробовать ее ему в СССР не дали, даже компьютеров подходящих тогда у нас не было, а потом это уже было никому не нужно - реформаторы заботились не об оптимизации экономики, а о чем-то совсем другом. Но вот что интересно - то, что в бывшем СССР не будет капитализма, как в Зап.Европе, а будет как в Латинской Америке, Ботвинник, если верить его племяннице, говорил еще в разгар Перестройки. Но настроения широких масс тогда были примерно следующие: "все живут хорошо, а мы, из-за коммуняк и проклятого Совка, живем плохо, и, как только мы, значит, от Совка избавимся, то сразу заживем хорошо, как все". Причем под "всеми" подразумевался исключительно золотой миллиард, т.е., ~15% населения Земли, меньшинство, а никак не все. Все-то как раз жили и живут отнюдь не шикарно, многие и гораздо хуже, чем в застойном СССР, и, с какой радости мы, разрушив все советское, автоматически станем Западом, было совершенно непонятно. Такие мысли у меня были уже тогда, в конце 80-х. Особенно меня раздражали разговоры о том, что, если бы не большевистский переворот в 17-м году, мы жили бы как Запад, и даже лучше. Последние двадцать лет происходит перекачка финансов из России на Запад, и нет оснований полагать, что, не будь большевистской экономической изоляции, на протяжении XX века происходило бы что-нибудь принципиально другое. Уже во время Первой мировой Россия имела огромный долг перед западными странами, который большевики отдавать, как известно, отказались (за что патриотичные французы, кстати, били морду русским эмигрантам, которые были, разумеется, совсем не большевиками, а наоборот). Началось все это еще в середине XIX века, когда Александр II после поражения в Крымской войне сделал крупный заем у банка Ротшильдов. На протяжении всего капиталистического периода, в том числе и после реставрации капитализма, Россия была экплуатируема Западом, конкретные механизмы здесь уже вторичны. Так что я думаю, если бы не революция, Россия была бы аграрной страной в вечной долговой яме, не было бы ни науки, ни космоса, ни атомного оружия; не уверен, что в Москве было бы метро. Непонятно, каким образом люди, для которых главное - нажива, могут поднять Россию, наоборот, такой человек сделает бабки на сырьевой ренте, и сам будет жить в комфортной Европе. Вот, кстати, забавная заметка А.Минкина, в которой он интересуется у японского чиновника, почему богатые японцы предпочитают жить в Японии с ее теснотой и землетрясениями, а не в благополучной Европе. "Они любят Японию", отвечает японец. Не знаю, на каком языке шла беседа, подозреваю, что на английском; японцы говорят по-английски плохо, Минкин, наверное, тоже, но дело не в этом, а в том, что Минкин, кажется, не понял, что имел в виду собеседник: "японцы любят жить в Японии" значит, что только в Японии, среди себе подобных японцев, получивших японское воспитание, японский японец может чувствовать себя комфортно, а в Европе или Америке он всегда будет не в своей тарелке. Потому что Япония - это чрезвычайно своеобразная культура и цивилизация, во многом чуждая Европе. Россия - не Япония, между россиянами (советского, и, тем более, постсоветского, производства) и европейцами нет значительного цивилизационного барьера, финансовый капитал интернационален, так что непонятно, что могло бы помешать созданию той ситуации, какую мы имеем. Москва, может быть, в последние годы живет неплохо, и будет так жить, пока нефть дорогая, но Москва - не Россия, да и нефть не бесконечна. Арривидерчи.

Subscribe

  • Из чего все машины сделаны

    Возможно в этой книге был толк, у меня до настоящего времени дожили в той или иной сохранности всего полтора десятка таких книжек, то есть те, по…

  • Васька, бобка и крольчиха

    Евгений Чарушин. Для дошкольного возраста. Издательство "Детская литература" 1975 год, тираж 2 300 000 экземпляров, цена 6 копеек. Рисунки…

  • Будь готов!

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments

  • Из чего все машины сделаны

    Возможно в этой книге был толк, у меня до настоящего времени дожили в той или иной сохранности всего полтора десятка таких книжек, то есть те, по…

  • Васька, бобка и крольчиха

    Евгений Чарушин. Для дошкольного возраста. Издательство "Детская литература" 1975 год, тираж 2 300 000 экземпляров, цена 6 копеек. Рисунки…

  • Будь готов!