oldschoolman (oldschoolman) wrote in 76_82,
oldschoolman
oldschoolman
76_82

Category:

Ну, погоди, или 50 оттенков серого. Часть 2. 16 мгновений Весны (продолжение)

Мгновение 9. Зуб седьмого года
Итак, отношения героев получили публичную огласку, но не были однозначно приняты публикой. Что дальше? Каков следующий шаг Большого брата? Вероятно, у него появилась идея свести проблемную ситуацию к фарсу и отформатировать Волка по разряду шоумена: у звезд голубых экранов, дескать, свои причуды. Действие 9 эпизода напрямую связано с телевидением.
Однако Волк с присущим ему блеском проваливает этот шанс – во всех мизансценах он остается собой, не желая вписываться ни в один из множества предложенных социотипов. Расчет Системы понятен: к 9 серии отношения героев переходят в стадию зрелости: с момента знакомства прошло 7 лет, в пору говорить о «зуде седьмого года». Но только не в случае нашего зубастого однолюба.Его даже прикладывают Сами_Знаете_Чем о косяк двери, но он и не думает отказываться от своей главной Цели - Зайца. Своей волчьей одиозностью он обескураживает Большого брата, который силами Кота прекращает этот аттракцион невиданной щедрости и на правах Бога из машины сопровождения возвращает Волка к его разбитому корыту и золотой вобле. Система зашла в тупик. Даже Большому брату иногда требуется перерыв, он берет паузу, чтобы бросить взгляд на жизнь Волка и истоки его «инаковости».
Пока Большой Брат думает, самое время рассказать о движущей силе, благодаря которой тяга волка не иссякает после всех экзекуций, растягивая конфетно-букетный период на небывалые 17 лет. С адамовых времен известно, что лишь неудовлетворенное желание может быть столь длительным. Искусством пролонгации обладали лучшие из женщин со времен Шахерезады и Далилы; мотив ускользающей Красоты волновал великих писателей и художников; ему посвящены произведения самых разных жанров, от опер до комиксов. Приведу лишь один пример, сравнимый с «Ну погоди!» по хрестоматийности и доступности: «Руслан и Людмила», Волк и Заяц 19-го столетия. Напомню сюжет: Людмилу, молодую невесту, похищают с брачного ложа в самый разгар так сказать действа, и Руслан, молодой жених, претерпевая множество злоключений, долго и безуспешно пытается завершить начатый акт. Случись, как и положено, брачная ночь Людмилы и Руслана, не было бы и поэмы. Точно так же неуловимость Зайца поддерживает тонус Волка из серии в серию, ведь даже их первое танго было прервано в самый пикантный момент, когда занавес закрылся, и брошенная зрителем роза из меча Тристана вот-вот должна была стать символом дефлорации… Говоря кратко: каждая серия «НП» - это пролонгированный половой акт.
Вернемся, однако, к нашему герою, тем более, что Система, кажется, определилась с диагнозом: все дело в образе жизни Волка. А значит не за горами меры воздействия.

Мгновение 10. The Wall
10, «юбилейная» серия одна из самых знаковых во всей истории, в ней до предела обострены сразу несколько ключевых конфликтов, связанных в один серый клубок. Она во многом отсылает нас к событиям первого эпизода, и рассматривать ее необходимо столь же детально.
Прелюдия. Заевшая пластинка
Открывается эпизод сценой сноса: под панельную застройку необходимо высвободить «осколок старого режима» - микрорайон старых частных домиков, и, в том числе, лачугу Волка. «Когда на землю спустится сон И выйдет бледная луна...» Волк, как мы видим, во всем отношениях «застрял в прошлом»: на старом патефоне в его жилище снова и снова звучит старый романс. «И нежное прощанье, Руки пожатье? Ты сказал мне: До свиданья, Простясь со мной». На корпусе патефона выцарапано пронзенное стрелой сердце: Волк пришпилен любовью, как бабочка иглой и заспиртован тоской, как эфиром. «Ты помнишь наши встречи И вечер голубой, Взволнованные речи, Любимый мой родной...» В некотором смысле перестройка, затеянная Режимом, может пойти Волку на пользу, дать возможность сменить заевшую пластику и найти себя в новой жизни. «Не жди любви обратно, Забудь меня, Нет к прошлому возврата, И в сердце нет огня».Но как всякая женщина Система ничего не дает даром и конечно требует ответной любви. И тут мы подходим к проблеме, суть которой вынесена в заглавие нашей новеллы – «50 оттенков Серого»: Волку предложено пройти перековку, радикальную, как краска для волос «Титаник».
Основная часть. Моя любовь сменила цвет
«Но год за годом я встречал в глазах любви своей печаль, Дождливой скуки тусклый свет, и вот любовь сменила цвет». Константин Никольский сочинил свою песню в 1976 году – тогда же вышел 10 выпуск «НП». Стержневая его тема – перестройка: перестраиваются городские кварталы, перестраивается истерзанная безответной любовью душа Волка. В этот раз ему предложено пройти крещение трудом: труд сделал из обезьяны человека, значит, и из Волка может сделать козленка. Тем более, когда за дело берется заслуженный мастер перековки и перекраски Бегемот.
Волк рьяно принимается за работу и эффективно выполняет ее, доказывая, что ему по плечу звание пролетария физического труда. Но кем мог бы стать Волк, став на дорожку «цивилизации», мы видим в одном из кадров – псом-маляром, стерильным лакировщиком социалистической действительности. Пес красит волка сперва в синий, а потом в желтый цвет. (Вместе они дают зеленый – цвет овощного зайца). Парадоксальным образом серый окрас волка оказывается для Режима нестерпимо ярким. Неслучайно Волка настойчиво перекрашивают на протяжении всей истории: на стадионе его красят в песочный, в музее - в белый, а цирке чуть не во все цвета радуги, последним из которых опять же становится уставной зеленый цвет.
«Рисунок тает на стекле, его спасти надежды нет, Но как же мне раскрасить вновь в цвет радости мою любовь?» Даже на фоне сердечной травмы волк не поддается перековке, он просто не способен поступиться со своими ценностями и ни на миг не забывает о Зайце. Он желает любым способом отгородиться от карающей руки Власти и в кульминационный момент возводит стену. We don’t need no education… Но убеждается лишь в старой истине: нельзя застроить систему, система все равно застроит тебя. Волк оказывается замурован. «А может быть, разбить окно и окунуться в мир иной, Где, солнечный рисуя свет, живет художник и поэт…» Мы видим, что Волк строит Стену лишь для того, чтобы спустя мгновение пробить ее на пути к Свободе и Зайцу. Доказывая, что он не еще один Brick in the Wall – пускай и ценой своей собственной жизни.
Концовка. Волчье сердце
Итак, Волк выбирает свободу. Эффект, которые в эпизоде 1 дали первые «15 суток», «напарнику»-Бегемоту повторить не удается. Волк исчерпал запас гибкости, а возможно и прочности – мы видим Зайца с двумя (!) цветками. Но нет, кажется, наш герой дышит, хотя и серьезно пострадал. Более всего в этот момент он напоминает Шарика, на этот раз Полиграф Полиграфыча. Забинтованная голова и потухшие глаза заставляют думать, что Режим пошел на крайнюю – хирургическую – меру: если не удается перекрасить, значит, можно, пересадить. Волку вживлен мозг «овоща»: зайца, козленка – не важно, главное «травоядного».31.22 КБ
В подтверждение этой мысли Волк видит сон, который оказывается еще одной отсылкой к 1 серии, но с точностью до наоборот. Во флеш-беке мы видим, как в «новой» жизни Волк обретает образ Зайца. Теперь он оттопыривает мизинчик, носит пацифистский «леопольдовый» бант и ухаживает за цветами на балкончике. О дивный новый мир. Вот и Заяц пришел отметить кончину Врага и отметить рождение Друга. Но одно лишь воспоминание о Зайце пробуждает дремлющие инстинкты, и усилием спинного мозга Волк поворачивает все вспять, тем более что у него есть, ради чего жить. «Наваждение», которое успело сменить «Напарника», рассеивается, а краска, в очередной раз пролитая на Волка маляром-бегемотом, улетучивается. Волк жив!

Мгновение 11. Серые начинают и выигрывают
Спеша воспользоваться лечебным эффектом, который может оказаться кратковременным, Режим делает следующий шаг – погружает Волка в выдуманные декорации, выдав их за реальные. Цирк – идеальное место, позволяющее поместить физические испытания в вымышленный контекст. Однако Волк – крепкий орешек, несмотря на медикаментозный фон, он уже в предыстории развенчивает устроенное ему «Шоу Трумэна»: он пробивает купол цирка и подобно Буратино обнаруживает «декоративность» окружающего мира.
28.63 КБРазоблачив задумку, Волк решает сыграть на опережение, симулировав лечебный «эффект»: он проходит в цирк по билету! Этот билет для Волка как путевка в жизнь. Места действия эпизодов сериала («На пляже», «В парке», «На стадионе», «На корабле», «В деревне») звучат как сценарий ролевых игр, но это не просто ролевая игра. Это искренняя привязанность Волка и Зайца, существующая, к несчастью, в табуированном и жестко регламентированном обществе, где даже Любовь «согласно купленным билетам». Трагедия в том, что у Волка по умолчанию волчий билет, тогда как заяц по жизни едет зайцем. Тем не менее, Волк стискивает зубы и занимает место рядом с Зайцем. 31.49 КБОн честно высиживает начало представления: видно, каких усилий стоит ему «цивилизованное» поведение. Система уже подумывает, что больной идет на поправку…
Но Волк наводит окуляр, видит Зайца и… слетает с катушек. Он бросается в погоню за Зайцем, ход эксперимента нарушен. Подопытный выходит из повиновения, его срочно нужно нейтрализовать. На арену выходит спецагент Кот, подбрасывающий Волку змею с ядом. Однако тот извлек опыт из предыдущих встреч с усатым кудесником и в буквальном смысле дает Коту прикурить: Волк показывает, кто тут Тру мэн, обнаруживая талант менталиста – ему удается загипнотизировать змею и избежать усыпления. Змею сменяет тяжелая артиллерия в виде льва, но тут за героя внезапно вступается Заяц, чем окончательно нарушает ход эксперимента. Большой брат вынужден на время отказаться от опыта и вторично взять время на пересмотр концепции. Список мер в распоряжении Режима становится все уже.
Мгновение 12. Урок истории
В 12 серии Режим отходит на задний план, но его присутствие продолжает ощущаться. Пока недреманное око зорко следит за каждым шагом Волка, остановим свой взгляд на Зайце. Мы обнаруживаем, что тяга Волка небезответна. Если в первых эпизодах преследование Волка можно было счесть навязчивыми, то по мере роста интереса, Заяц все чаще начинает «подставляться», провоцируя Волка на контакт, ломаясь лишь для вида, и, наконец, не на шутку переживая за него и даже вступаясь в критические моменты, как в эпизоде со львом. Порой, если преследование вдруг прерывается, Заяц, как привязанный, тут же сближается с Волком сам. Таких моментов случается немало и в Музее, однако, как мы увидим, даже заступничество Зайца может оказаться бесполезным.
Режим предоставил возможность сказать свое слово истории, и слово это сурово: ни в одной из эпох Волку не находится места, где мы он мог предаться счастливому сосуществованию со своей ушастой избранницей. Древнеегипетский империализм вяжет его по рукам и ногам и чуть ли не укладывает в гроб, античность превращает в недвижимую женскую (!) скульптуру, средневековье заставляет прошибать лбом стены, а постылая действительность лишний раз заставляет Волка раскатывать перед ней ковровые дорожки. Даже Каменный век, идеальное, казалось бы, место для свободолюбивого зверя, все так же бьет его по голове: Знай свое место, Знай свое место!24.79 КБ
Тяга Волка к Зайцу незаконна по своей природе и обречена на трагедию. Отторгая все инородное, общественная мораль вытесняет Волка на окраину жизни, заставляет скрывать свое пристрастие. Волк – другой, отщепенец, маргинал. Режим всегда недоверчив и пристрастен к таким «субчикам»: морж, бегемот или иное воплощение Большого Брата неизменно встает на пути Волка, в то время как Заяц без помех – и без всякого билета – преодолевает любые КПП и пункты досмотра. Дело вовсе не в возрасте: у зайки на минуточку абсолютно самостоятельный – холостяцкий – образ жизни и собственная жилплощадь с балконом и чуть ли не палисадником, даже в океанский рейс он отправляется один в одноместной каюте. Дело в том, что Заяц – плоть от плоти Системы, а Волк – враждебный элемент.
Система торжествует: ее режим реабилитирован в историческом масштабе, а значит, репрессии Волка оправданы. Руки Большого Брата развязаны. Ярлык «неугодного» намертво запечатлевается на шкуре Волка, и над головой его нависает дамоклов меч. Волк должен сидеть в тюрьме!

Мгновение 13. Быстрее, выше, серее, или Зайка, давай!
В 13 эпизоде столица готовится принять Олимпиаду, а Заяц – одного из олимпийцев. В это трудно поверить, но мы видим: в возбуждении наша Зайка так и выпрыгивает из «трусов» обычного гостеприимства. Заяц стоит с цветами, распахнув глаза и сияя, как новый Икарус с вывеской Intourist. Ради доступа к телу заморских звезд он не только устроился в вип-эскорт (Заяц у трапа один, других волонтеров не видно), но, кажется, не постеснялся надеть каблуки. Хорошо, каблуков он не надевал, а лишь тянется на цыпочках, как фотошопогеничные киски из Instagram, но факт остается фактом: Интерзаечка из кожи вон лезет, только бы понравиться кому-то из иностранных гостей: кубинских, японских, югославских – не важно. 26.47 КБКак покажет дальнейшее развитие событий, эта метаморфоза Зайки еще не самая страшная, но не будем забегать вперед.Итак, он тянется к очередному зайцу, когда кто-то трогает его плечо. Заяц оборачивается и с ойканьем узнает своего «кореша» - тот с видом откинувшегося Доцента в исполнении Леонова, пристально смотрит в глаза дружке и грозно перекладывает сигарету из одного угла рта в другой. Шок Зайца понятен: все нежелательные элементы заблаговременно были выселены за 101 километр. Но тем более понятен и праведный гнев Волка: его за-за-зазноба за время разлуки (он пребывал в отдаленных местах около 2-х лет) отбилась от лап и пошла в разнос. Волк, впрочем, чувствует и свою вину: 2 года – большой срок, а серо место пусто не бывает. Он и сам не ожидал, что Режим раскроет свои железные объятия в преддверии Олимпиады, и Волк попадет под политическую амнистию. Поэтому он отбрасывает сигарету и принимается за дело: в первую очередь, нужно избавиться от соперников.
Волк честно вступает в бой с превосходящим противником на его поле, во всех случаях получая сполна. Но это не беда: главное в олимпиаде не победа, а участие. Крути педали, пока не дали. И вот уже он один на один с Зайцем, и герои счастливо сливаются велосипедами, уже в далеком 80-м доказывая, что ради успеха возможны любые тандемы. Волк приносит Родине золотую медаль, за что получает торт и приличествующие фанфары. Известно, что ради спортивных побед на международной арене Режим готов простить и более тяжких рецидивистов. Но также известно и другое: олимпиада кончится, ласковый Миша улетит, и маховик репрессий раскрутится с новой силой. Волк об этом пока не знает, наслаждаясь славой и близостью дружеского плеча, но Заяц дает ему маячок – откусывает голову шоколадного Волка, демонстрируя, как перемалывает Система зарвавшихся молодчиков. Если Волк не сдается, его уничтожают.

Мгновение 14. Зубатого могила исправит
По всей видимости, маячок в концовке 13-го, «счастливого», эпизода был адресован не только Волку, но и Куда_Следует. Но это станет ясным чуть позже, а пока мы видим сияющего, при марафете, волка с букетом из восьми (!) роз. Куда же направляется наш герой? Конечно, к Зайке. Но что ждет он от этой встречи? Конечно повторения того первого танго на сцене Парка культуры и той первой алой розы. Только, чур, на этот раз по-настоящему! Но это было так давно. Даже с момента 13 эпизода проходит более 4-х лет, целый олимпийский цикл, за который многое могло измениться. Волк, однако, уверен в себе и своем партнере. Посмотрим.29.55 КБ
Заяц открывает дверь, только завидев букет. Мы понимаем, что ему не в первой принимать у себя мужчин. Волк не замечает этого. Не видит он и того, что Заяц перебрался в новое, более престижное жилье с лифтом, где живет почти на самом верху, по соседству с трудягой Бобром и под апартаментами роскошной госпожи Соболь, занимающей в одиночку пентхаус на пятом этаже. Визит Волка не на шутку пугает Зайца – тот явно ожидал другого. Спохватившись, Заяц пытается удержать дверь, но тщетно – каменная рука гостя швыряет его в кресло. Однако пышный букет и бутылка «игристого» привычно замасливают Зайку. Как по заказу к услугам очередного кавалера появляются: гостеприимная ваза, предусмотрительно приготовленная на покрытом легкомысленной скатертью столе, - 1 шт., сервиз на две (!) персоны – 1 шт., вилка и штопор (!) – по 1 шт. На стене мы видим сцену с Волком, в которой Заяц предстает в образе фривольной Красной шапочки. Господи, какие же перемены произошли в этой серой душонке в отсутствии Волка! Впрочем, тревожные звоночки, звучали и раньше (вспомните надувного секс-зайца из эпизода 1), но тогда они не слагали общей картины. Теперь же мы видим кровать с двумя (!) подушками и гейшеобразное солнце на покрывале, которые не оставляют сомнений в легкости поведения Зайки. Это ли не ад? – в пору спросить Волку к концу прелюдии.
Ад, - металлическим голосом отвечает основной сюжет. Красноглазый монстр, жарящий Волка электричеством убеждает нас, что дело происходит в преисподней. Здесь мы имеем дело с феноменом, показанным в фильме «Шестое чувство»: Заяц видит призрака, который не осознает, что умер. Теперь все становится на свои места: и «четный» букет, и «Миллион алых роз», и ужас зайца при виде покойника. Волк не осознает, что он мертвец, пока его не отутюжили, не причесали и не облачили в отутюженный костюм – как покойника.
Система не простила Волка: выходки на олимпийских объектах, грозящие международным скандалом, стали последней каплей. Волк был репрессирован и сгноен в застенках. Но ей не удалось главного – добиться покаяния Волка. Он до последнего стоял на своем, и вот неотпетая душа Волка возвращается в этот мир искать отпущения грехов. Его встречает зайцеподобный монстр, у которого не работает одна нога и который вскоре превращается в пахнущего серой, хромого и красноглазого монстра. В сопровождении зайцеподобного Вельзевула он проходит все круги Ада, не останавливаясь, однако, ни на одном. Система не властна над загробным миром, и Волка вышвыривают из Преисподней, как ранее вышвыривали из Жизни.

Мгновение 15. Ты сер, а я, приятель, сед
Волк ночью, думая залезть в овчарню,
Попал на псарню.
Поднялся вдруг весь псарный двор —
Почуя серого так близко забияку,
Псы залились в хлевах и рвутся вон на драку;
Псари кричат: «Ахти, ребята, вор!»—
И вмиг ворота на запор;
В минуту псарня стала адом.
Бегут: иной с дубьем,
Иной с ружьем.
«Огня!— кричат,— огня!» Пришли с огнем.
Мой Волк сидит, прижавшись в угол задом.
Зубами щелкая и ощетиня шерсть,
Глазами, кажется, хотел бы всех он съесть;
Но, видя то, что тут не перед стадом
И что приходит, наконец,
Ему расчесться за овец,—
Пустился мой хитрец
В переговоры
И начал так: «Друзья! к чему весь этот шум?
Я, ваш старинный сват и кум,
Пришел мириться к вам, совсем не ради ссоры;
Забудем прошлое, уставим общий лад!
А я, не только впредь не трону здешних стад,
Но сам за них с другими грызться рад
И волчьей клятвой утверждаю,
Что я…» — «Послушай-ка, сосед,—
Тут ловчий перервал в ответ,—
Ты сер, а я, приятель, сед,
И волчью вашу я давно натуру знаю;
А потому обычай мой:
С волками иначе не делать мировой,
Как снявши шкуру с них долой».
И тут же выпустил на Волка гончих стаю.

И.А. Крылов, «Волк на псарне»


Теперь, когда случилось необратимое, пришло время ответить на вопрос: как это могло произойти? Перечитывая вынесенную в эпиграф басню, трудно избавиться от ощущения, что иначе и быть не могло: погнавшись за зайцем, Волк был обречен. Трагедия заключена в том, что Волк был настоящий, а Заяц – фальшивый, социалистический. Подобно товарищу Саахову, наш герой перепутал «свою» шерсть с государственной и буквально вместо «овчарни» попал на «псарню», которая «в минуту стала адом».12.69 КБ
Осознав это, Волк искренне был готов «забыть прошлое» и сделал все, чтобы выстроить «новый лад». Движимый чистотой чувств, он всей душой лелеял и грызся за своего Зайца, так что клич, ставший лозунгом Волка на ниве защиты «здешнего стада» (Ну, погоди!), без сомнений можно считать самой чистосердечной клятвой. Но искренние намерения Волка не способны поколебать Систему. Весь ее охотничий опыт говорит, что хищника надо устранять на корню, пока он не обратил свой зуб на нее саму. Режим на собственной шкуре знает: сколько Волка не корми, он все равно на Зайца смотрит. Великий Ловчий крутит ус и спускает на Волка стаю.
Из Ада Волк попадает в пункт приема стеклотары: его грехи отошли, как размоченная этикетка, душа чиста, как стекло, и свободна от грехов, как порожняя бутылка. Теперь Волку предстоит «Отбыть срок» в Чистилище. Благодаря Данте нам известно, что Чистилище схоже по своему устройству с Адом – оно так же состоит из 9 кругов, через которые «очищающийся» должен пройти, последовательно снимая с себя грех за грехом.
В Предыстории 15 эпизода происходит обряд отпевания. Мы видим, как следуя через круги «дома культуры», Волк повторяет испытания, пройденные им при жизни: мы узнаем бегемота-охранника, солиста хора мальчиков-зайчиков мы уже видели в телевизоре, скворечник уже встречался нам в эпизоде 5-м и даже табличка «Не курить» - та же, что в эпизоде 12. Отличие одно: Волк уже не страстный преследователь, а «холодный, как айсберг» мытарь, ищущий освобождения от мук. Единственное, что удерживает его в этих кругах – Заяц. «Не надо печалиться, вся жизнь впереди», - поют ему мальчики-зайчики. Какое-то время он еще сохраняет надежду встретиться с возлюбленной в Раю, как Данте со своей Беатриче. «Ну, погоди! Еще не вечер, еще не ясно ничего И верю я: наступит встреча…» Но «Оставь надежду всяк сюда входящий». Убедившись в приземленности Зайца, Волк покидает Чистилище – уже блаженным. Птенец в гнезде, увенчавшем Волка в финальной сцене, ставит диагноз отмучавшемуся герою: Ку-ку! Конечно, его мы тоже слышали – в первом эпизоде из уст другой птицы – утки, покрутившей у виска. Отчаянный возглас Волка звучит уже не как угроза и даже не призыв к бунту, но как безумная попытка, исполненная экзистенциального ужаса одиночества. «Ну, погоди, мгновенье, ты прекрасно!» Да, друзья, эта штука будет посильнее «Фауста» Гете.

Мгновение 16. Узник замка If
Наконец, Рай – заслуженная обитель блаженных. Как невинно пострадавшему Волку положено 2 небо со всеми удобствами, как влюбленному – небо №3. Море, солнце, пляж… Волк отдыхает, предаваясь мыслям о Зайце. И вроде бы Волк сделал все, что мог, вроде бы убедился, что рожденный щелкать трусить (ударение – по усмотрению) не может. Отчего же так неспокойны мысли? Волка по-прежнему гложет неотступная мысль: «А что если? Что если в одну телегу впрячь Волка и трепетную Зайку все-таки можно?» «Если», как волны, накатывают на берег волчьего сознания и бьют о стены замка If. «Море-море, мир бездонный, Пенный шелест волн прибрежных...» В руках у Волка ручка, дарующая способ по мановению руки сливаться с возлюбленным душой и телом. Заяц в ней так легко превращается в Волка, а ручка так похожа на волшебную палочку. Что если можно было наоборот – Зайцу стать Волком? «Над тобой встают как зори, Над тобой встают как зори Нашей юности надежды».Пляж, Бегемот, хижина и «Золотая вобла», Заяц, превращающийся в Волка… Постойте, мы все это уже видели.
«Над тобой встают как зори Нашей юности надежды…» Это Волк вспоминает свою молодость, и Старик, выбирающий сеть – это он, Волк, взбирающийся по канату 17 лет назад. Старик мечтает о принцессе вместо Старухи и прочих трах-тибидохах. «Ох, дед» - качает головой Волк, вспоминая, как сам впервые увидел Зайца на балконе и возжелал его. 32.59 КБА вот и Заяц: он в королевской карете посылает воздушный поцелуй. (На облучке незаметно притаился наш старый знакомый Кот – агенты Режима есть и на том свете). Волк бросается за ним, но превращается в козленка, из чащи к которому выскакивает лесной Волк – он ищет Красную шапочку. Наш Волк видит, кем он был и кем он стал: из дикого охотника он превратился в стерильного козлика. «А почему-почему-почему стал этот Волк зеленый. А потому-потому-потому, что был он в жизнь влюбленный».
Волк прозревает и обнаруживает себя на пляже, с которого все начиналось. Того самого, из первой серии, на котором Волк 17 лет назад решил подчиниться воле Режима и встать на гиблый путь социализации. Что это было? 16 весен или сон длинною в 16 мгновений? Возможно, у Волка есть шанс все исправить и пойти другим путем, сохранив свое Я... Стать Зайцем у Волка не вышло, быть может, реален другой путь – Зайцу стать Волком? При мысли о Зайце Волк забывает о кругах Ада, а значит История повторяется. Вечная весна правит миром и за кадром раздается вой простреленного навылет уробороса, ловящего собственный хвост: «Ну, погоди!»
Subscribe

  • В одном детском саду

  • За рулем

    Да, были игрушки в наше время, я даже не знал, что было такое разнообразия, у меня был только первый вариант, а выпускал их Томский приборный завод.…

  • Одет по форме

    В мою бытность таким же, особым шиком пользовались солдатские ремни, наш класс можно было смело по ременному признаку разделить, примерно треть из 30…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • В одном детском саду

  • За рулем

    Да, были игрушки в наше время, я даже не знал, что было такое разнообразия, у меня был только первый вариант, а выпускал их Томский приборный завод.…

  • Одет по форме

    В мою бытность таким же, особым шиком пользовались солдатские ремни, наш класс можно было смело по ременному признаку разделить, примерно треть из 30…