aka UKROP (felix_kulakov) wrote in 76_82,
aka UKROP
felix_kulakov
76_82

Categories:

Ёлка

За окном бушует, понимаешь, месяц май, а вспоминается совсем другой сюжет.

Не знаю, кто как, а я с самого раннего детства отношусь к Новому году сдержанно, как Костя-моряк к интересной чудачке — с холодком. Как ко Дню работника коммунального хозяйства, например. На то есть свои объективные исторические причины.

Короче, пошел я как-то раз я на новогоднюю елку. В ДК, условно говоря, железнодорожников. Лет мне было около четырех.

Эх, какой же я был прекрасный господин в молодости! Просто красавец. Да. Нечего тут крутить мордой и сочинять застенчивые эвфемизмы. Так и запишите: кра-са-вец. Будучи человеком ленинской скромности, не терплю грубой лести, но любые другие слова и эпитеты здесь нелепы, бессильны и неуместны. Назвать меня в молодости, скажем, "симпатичным" это то же самое, что назвать собор Святого Петра "миленьким домиком с колоннами". Ладно, не будем об этом. В конце концов, это действительно нескромно.

Добыли мне в профсоюзном комитете проходку, нарядили в наилучший клетчатый пиджак и бархатные бриджи с помочами, обули в сверкающие черным лаком сандалии и отправили приобщаться к новогоднему масс-культу. Комитет тут, между прочим, неспроста упомянут. Семейное это у нас или просто так счастливо совпало — пес его знает, но среди моей многочисленной казацкой родни было полно профсоюзных деятелей. И даже несколько освобожденных секретарей. Не в смысле, откинувшихся с кичи по амнистии, а в смысле, что кроме как профсоюзной борьбой за права рабочего человека они больше ничем на своих секретных оборонных предприятиях не занимались. Имея таких замечательных родственников, приобщаться к масс-культу приходилось часто.

В зимние каникулы я ходил на елки как слесарь ходит на завод — рано вставать, далеко ехать, не очень-то интересно, но надо. В среднем в сезон просматривал от пяти до семи шоу. Как при такой конской концентрации праздника умом не тронулся — не совсем понятно. Хотя сказать, что обошлось совсем уж без последствий, нельзя. С тех самых пор как только слышу "Вальс цветов", сразу хочется кому-нибудь голову топором раскроить. Приобретенный рефлекс.

Через пару-тройку лет я сделался экспертом в этом специфическом жанре. Спокойно мог в журнал "Мурзилка" ироничные критические обзоры писать. Дескать, "Вызывает искреннее недоумение тот факт, что в ДК завода имени Ленинского комсомола на детском утреннике в кафетерии не сыскать "Байкала" без осадка. При этом ассортимент плодово-ягодных и крепленных вин способен вызвать уважение у самых взыскательных ценителей".

Сценарий у всех елок был примерно одинаковый и в самых общих чертах повторял сюжет "Властелина Колец". Вкратце, это был гибрид роуд-муви, мюзикла про мушкетеров с потертым седлом и народной сказки "Гуси-лебеди". Все куда-то шли, все чего-то искали и обязательно, преодолевая многочисленные препятствия и трудности, с кем-то боролись. Без борьбы и без трудностей даже детская елка казалась пустым и легкомысленным времяпрепровождением, напрасной тратой электрической энергии. Во как жили. В ритме яростных атак, да.

Действующие лица представления делились на хороших и плохих. За сборную хороших выступали Буратино, Чиполлино, доктор Айболит, Иван-дурак и тому подобные идеологически правильные, прошедшие проверку в первом отделе герои. В коалицию с ними вступали социально близкие белочки и зайчики. Иногда ежики. Хотя с ежами старались не перебарщивать. Их подозрительная тяга к собирательству и накопительству добра не приветствовалась. Всю эту мифологическую Антанту возглавляла пара разнополых пионеров из Дворца. У пионеров были чистые и звонкие до боли в ушах голоса. Справный, профессионально натасканный пионер из Дворца вопил так, что стекла лопались. Как, бывало, гаркнет: "Если с другом вышел в путь!" — и все, аж конь богатырский спотыкается.

Общее руководство баталией осуществлял Дед Мороз. Руководил он интересно. Примерно так же Сталин из Кремля руководил разгромом немецко-фашистской Германии (как будто Германия может быть какой-то еще, кроме как немецкой). То есть он выходил в начале шоу и говорил несколько фраз самого общего и неконкретного характера, а в следующий раз появлялся на развалинах Берлина только в самом конце — зажигать елку и агитировать за советскую власть. Мол, вы, будущие строители коммунизма... будьте готовы... особенно в наступающем году... принять эстафету из рук отцов и братьев... не посрамить... не обосраться... учебой отличной крепить...

Один раз Дед Мороз после включения фонариков взялся за трофейный аккордеон Rosental и исполнил что-то такое зажигательное про полеты в космос и Байкало-амурскую магистраль. Даже тогда я удивился его репертуару. При чем здесь, спрашивается, магистраль? Сейчас, с высоты прожитых лет и накопленного опыта, я заподозрил бы деда в состоянии алкогольного опьянения, чего на самом деле полностью исключать нельзя. Три представления в день, две недели подряд отборного новогоднего ада — какой же разум вынесет такое? Мы артисты, наше место в буфете.

Понятно уже, что в плохих записывались отрицательные персонажи мультфильмов и русского фольклора — Баба Яга, Бармалей, Волк из "Ну, погоди!" и так далее. У плохих верховодил Кащей Бессмертный. По стилю командования разительно он отличался от Деда Мороза. Кащей был не в пример бодрый старикан. Не чурался окопной правды, лез в самое пекло, ну и вообще нарывался на скандал больше всех остальных вместе взятых.

На побегушках у него шуровали какие-нибудь приблатненные лисята с хитрыми, типично алкоголическими рожами. На роли лисят нарочно подбирали опытных актрис зауральских ТЮЗов — женщин жизнью тертых, хлебнувших, непростой судьбы. Почему я так думаю? Уж больно те лисята были изобретательны на всякие подлые выдумки.

Почему-то бытовало и даже культивировалось в массах такое поверье, будто бы зайцы и белки — положительные и респектабельные, а лисята, наоборот, самый ненадежный и кулацкий элемент в лесу. Хотя в реальности вирус бешенства, например, лисы и белки переносят одинаково успешно.

Кстати, белки. Яркий пример успешной PR компании. Их дружелюбная репутация и позитивный образ насквозь умозрительные, надуманные вещи и козни имиджмейкеров. Имиджмейкеры они, знаете, те еще ловкачи. На стыке веков, в самый что ни на есть миллениум, они даже из еле шевелящей поршнями развалины умудрились состряпать нечто такое, о чем потом свободолюбивые интеллигенты, хватая друг друга за грудки и захлебываясь криком, вопили на каждом углу: "Сам подумай, Кузьма! Кто, если не Он?! Зюганов? Бабрак Кармаль? Волшебник Изумрудного города?!".

Что? Нет, товарищ подполковник совсем не первым придумал эту странную викторину "Кто, если не Он?". Пятнадцать лет назад общественность тоже билась в истерических конвульсиях от воображаемого отсутствия всякого выбора. Носились, носились с этой вульгарной пьянью, стращали самих себя какими-то красно-коричневыми реваншистами, а потом как-то так р-р-раз, хоп-хлоп, два притопа, три прихлопа и вот вам Он — нарисовался, красавец.

Забавно было при этом наблюдать за выражением лица Бориса Ефимовича Немцова. Сего кудрявого проходимца Дедушка одно время придумал называть "преемником", везде таскал за собою и буквально сажал на колени, как любимого внучека. Когда выяснилось, что все это шутка и понарошку, лицо внучека сделалось полным светлой печали. Как будто на собственном дне рождения мимо него торт со свечками пронесли.

А ну да, мы же о белках.

Так вот, если белке побрить хвост и отрезать уши, то получится обыкновенная крыса, только рыжая. Однако о крысах общественность имеет крайне дурное мнение, их считают омерзительными и отвратительными тварями, а над белочками все умиляются как кретины и кормят в парках с руки. Ах, белочка! Ах, какая миленькая! Орешки там она еще какие-то грызет, ядра чистый изумруд, песенки поет... Бред кобылы. Люди даже среди зверей исхитрятся устроить апартеид, сегрегацию и несправедливость.

Иногда сценарист включал в действие как бы нейтральные, но сочувствующие делу добра силы. Например, русскую печку с функциями Гугла. Или хитрованского вида старичка-Лесовичка — этакого полу-бомжа, полу-гриба, полу-ходока у Ленина. Вся его практическая ценность заключалась в том, что он являлся владельцем волшебного путеводного клубочка с функциями ГЛОНАСС-навигатора. Печка давала пионерам ответы на самые разнообразные вопросы, а старый хрыч за какую-нибудь мелкую услугу уступал им свою волшебную шерсть в лизинг. В смысле, клубок сдавал. Не то, что некоторые уже подумали.

В дебюте пьесы для драматической завязки происходил какой-нибудь инцидент с уголовно-кавказским душком. Чаще всего отрицательные персонажи обманом и хитростью выкрадывали Снегурочку. Кому нужна баба из снега и льда, и что с ней делать — об этом почему-то никто не задумывался. Не, ну правда — на кой хрен она сдалась? Особенно Кащею. Пиво он в нее собирался складывать, что ли?

Шли годы, менялись площадки, режиссеры, актерские труппы и сценарии, не менялось только одно. Снегурка как была безмозглым поленом, так им и оставалась. При очередном похищении она демонстрировала даже не наивность. И не доверчивость. Коллекция клинических симптомов слабоумия называется как-то по-другому. Ага, не будем вот только сами себя обманывать. По-другому. Временами за нее было просто неудобно. Прихвостни-лисята завлекали ее в ловушку настолько примитивными методами, что это понимали даже дети самых младших возрастов. Некоторые неравнодушные соотечественники истошно, до хрипоты орали глупой дуре: "Не ходи с ними! Не ходи!!! Там заса-а-а-ада!!!", но эта корова была еще и туга на ухо. Сколько соотечественники не надрывались, она все равно с дебильной улыбочкой послушно перлась за лисятами и, конечно же, немедленно попадала в затруднительное положение. Обычно потом ее сажали в клетку, как попугая.

Вот как раз в этом месте появлялся монументальный Дед Мороз в синем тулупе и прекрасно поставленным басом начинал шумно сокрушаться. Ё-маё, какой ужас, какой кошмар, "Снегурочка, где ты, внучка?", ну и все такое. Позвонить в милицию он так ни разу и не догадался.

Сценаристы при этом прекрасно понимали, что советские дети, несмотря на патриотическое воспитание и ежевечерние нравоучения пиздодельного праведника Степашки, совсем не так просты, как о них принято думать. По природе своей они, откровенно говоря, черствые и жестокосердные свинята. Им элементарно плевать на душевные страдания незнакомого дедушки с напомаженными щеками и ватной бородой. И помогать Неуловимым мстителям они готовы только в кино про Дениску Кораблева.

Поэтому Мороз вовлекал их в сопереживание через личную заинтересованность. Он сразу брал публику за зебры и заявлял прямо, мол, без Снегурочки никакой Новый год в принципе невозможен. А раз нет Нового года, то нет и подарков. Как говорят нынче сопливые свиристелки, no Bentley no party, зая. Разумеется, эта новость вызывала неприятное удивление аудитории и даже гневные выкрики с мест (Бляди! Деньги взад! Я буду жаловаться в партийный контроль!). Пластмассовая коробка с шоколадными конфетами в те суровые годы была не последним стимулом для посещения подобных мероприятий. Такими вещами разбрасываться тогда было не принято.

Примечательно, что сам Дед Мороз совсем не торопился на выручку. Уж какие такие у него были неотложные дела и чем он был так ужасно занят — неизвестно, но лично снаряжаться на поиски единственной родственницы он категорически не собирался. Нормальный человек, узнав о похищении внучки, выдрал бы дрын из плетня, да и побежал бы с матерным рыком, не разбирая дороги, а эта бородатая двухметровая детина стояла и ревела белугой. У него даже хватала духа кидать предъявы пушистым зайчикам и белочкам. Типа, как же вы не доглядели, подлецы! Всех уволю, всех в лагерную пыль перетру! По таким экземплярам ювенальная юстиция плачет, вот что я вам скажу. Где омбудсмен Астахов в стильном галстуке?

В конце концов Дед обращался к залу с совершенно нелепой, если вдуматься, просьбой: подите-ка, ребятки, и освободите мне Снегурочку. А я тут пока на диванчике перекемарю, так надо понимать.

По зову Деда на сцену резво выбегали два бойких разнополых пионера из Дворца. У режиссеров-новаторов они выбегали прямо из первого ряда, изображая первых попавшихся ребят-тимуровцев, какие у нас на каждом углу. Таганковщина, любимовщина, как я это называю. В восьмидесятые эти театральные явления цвели пышным цветом, причем в самых пошлых и неприглядных своих проявлениях. Каждый второй сукин сын с дипломом массовика-затейника из ВХУТЕМАСа воображал себя художником и творцом новых форм. Ну, знаете, чтобы у входа непременно стоял солдат в приклеенной бороде и накалывал билеты на штык, чтобы через зрительный зал с песнями про яблочко и пальбой в воздух вдруг прошла рота революционных матросов, и чтобы придурковатый Ленин постоянно приставал к партеру: "А вы что думаете, товаг'ищ? Будем вешать буг'жуев?". Погружение зрителя в процесс, атмосфера сопричастности, интерактивность.

Случалось, новаторы не чувствовали меры, перегибали в этой самой интерактивности. Однажды мимо меня по проходу в полной темноте совершенно неожиданно проскакал табун каких-то леших и кикимор. При этом нечисть орала антисоветскую похабщину, дрыгалась в какофонических ритмах буги-вуги и размахивала электрическими фонариками. Я чуть свои бархатные бриджи не подпортил, честное слово! Нельзя же так.

Случались из-за таганковщиы и курьезы. Взрослые еще худо-бедно понимают (и то не все), что матросы на самом деле ряженая массовка и они не просто так шляются по залу. У них сверхзадача, метод Станиславского и конкретные инструкции постановщика. А дети не всегда врубаются в режиссерские ходы. Некоторые думают, что все это всерьез и взаправду. Например, в тот же раз за разнополыми пионерами на сцену полез какой-то толстый школьник. В его свирепой внешности угадывался калмык или даже киргиз. Непонятно, как этого Чингисхана занесло в Москву, но то, что он явно не из артистов, это сразу было видно. Такой солидный, мордатый бутуз в валенках и портах с начесом. Простодушный азиат тоже собрался спасать Снегурочку. Его еле отогнали. Так он потом половину елки проревел от обиды сиплым басом, время от времени выкрикивая одну и ту же фразу на гортанном наречии: "Кыхр таррыгу урраджа мык!". Вероятно, это означало что-то вроде "С Новым годом, товарищи!". А может и "На половом органе я вас всех вертел!". Очаровательный мальчик, наверное, сейчас он министр культуры.

Короче, пришел я на елку в ДК условных железнодорожников, сел на стульчик. Скромно так, без излишеств, в бельэтаже. Элегантный как весь Галантный век в одной маленькой коробочке. Сижу, втыкаю новогоднюю, мать ее, сказку. Все как всегда, ничего такого экстраординарного не происходит. И не происходило до тех пор, пока в разгар шоу из-за кулис не выпрыгнула драматическая актриса, наряженная в лохмотья. Эта довольно неприятного вида женщина завопила: "Ага! А вот сейчас я вас съем!". То есть это она нас, советских школьников и дошкольников, собралась есть. Ничего себе, хорошенькое дельце, думаю. Очень мило. Вообще-то, это я надеялся разжиться в этом учреждении шоколадным зайцем и печатным тульским пряничком. А сам идти на корм какой-то дурацкой тетке категорически не согласен. Нет-нет, ни в коем случае. Вот еще новости.

Ну и так бочком-бочком, резкими перебежками стал пробираться к выходу. Я так прикинул, пока эта ведьма с киргизом провозится, как раз успею слинять. Киргиз здоровый кабан, быстро его не съешь. Да еще валенки с галошами. Как-то проскочил мимо билетерш, вырвался на оперативный простор фойе, или как это место у железнодорожников называется. Народу, в смысле родителей, бабушек, дедушек и всяких тетушек — тьма. Моей мамаши не видно.

Сколько я бродил по закуткам проклятого ДК, не помню. Помню только, что в конце концов оказался в комнате милиции. До исторической казни через повешение оставалось еще года полтора, поэтому я внятно и на хорошем русском языке объяснил пожилому старшине (звание я, разумеется, задним числом придумал — он был похож на сельского участкового Аниськина) причину своего появления в этом отвратительном месте инкогнито и под вуалью.

Я ему говорю, у вас там, между прочим, Баба-Яга совсем потеряла чувство такта. Собирается меня съесть, представьте только себе такой пердимонокль, товарищ старшина. А я имею другие творческие планы на дальнейшую жизнь. Я, понимаете ли, мечтаю о Московском инженерно-физическом институте и расщеплении атомного ядра. И вообще, зачем нам советская власть, если каждая первая встречная, простите за выражение, блядина может вот так запросто декларировать свои людоедские намерения? Это же какая-то натуральная кровавая клика Пол Пота и Хенг Самрина получается. За что боролись?

Милиционер смотрел на меня с уважительным изумлением. Наверное, в его деревне таких людей можно было увидеть только в бродячем балагане от областной филармонии. Говорящий карлик, маскирующийся под удивительного ребенка. Ну а когда я вдобавок сообщил, что меня зовут Феликс, он буквально потерял дар речи.

Сделали одно объявление по громкой связи. Ноль эффекта. Никому не нужен славный парень в пиджаке. Сделали второе. С тем же результатом. Взял меня тогда Аниськин за руку и пошли мы искать родительницу мою. Где нашли? В буфете, где же еще. Со стаканом полусухого "Советского" в одной руке и пирожным эклер в другой. Ну правильно, кто бы сомневался. Когда она увидела меня под конвоем, то чуть под стол не упала. Причем совсем не потому, что за сынка испугалась. Наоборот.

Несмотря на свой апельсиновый вид, в быту я проявлял удивительную, временами прямо-таки иррациональную тягу к различного рода деструктивным шалостям. Даже имел почетное домашнее прозвище "Жук-короед". Взять топорик и немножко подправить ножку новейшего лакированного стола? Это была самая обычная вещь и трудовые будни. Или разобрать кофемолку и сделать из нее что-то вроде самолета (летчик-испытатель, хомяк по кличке Шастик, поседел, бедняга, за один вылет)? Не извольте беспокоиться. Или вырезать из подола вечернего платья кусок на настоящий пиратский флаг? Семь секунд. Или приспособить гордость домашней коллекции, финскую электрическую мясорубку, под небольшой точильный станочек? Плюнуть и растереть. Ну а уж изобразить на обоях фрагмент Бородинского сражения в исторических подробностях и со смертельно раненным Багратионом, это такой пустяк, о котором даже не стоит говорить. В общем, предположить, что я где-то нашел спички и поджег пару кресел в зале, можно было запросто.

Пожилые бабушки с красными повязками очень потом стыдили мамашу мою за такое халатное отношение. Мы даже за подарком не пошли от смущения.
.
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Пожалуйста не умирай

    Была весна, апрель кажись, асфальт был сухой но на водоёме рядом со школой ещё был лёд. Их было двое, это была пара влюблённых голубков, два…

  • (no subject)

  • День птиц

    Хотя кажется уже поздновато для скворечников.

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Community

  • Пожалуйста не умирай

    Была весна, апрель кажись, асфальт был сухой но на водоёме рядом со школой ещё был лёд. Их было двое, это была пара влюблённых голубков, два…

  • (no subject)

  • День птиц

    Хотя кажется уже поздновато для скворечников.